Значение института соучастия в уголовном праве

Уголовно-правовое значение института соучастия в преступлении

Значение института соучастия в уголовном праве

Институт соучастия является неотъемлемой, органической частью системы норм и институтов уголовного законодательства. Следовательно, его цели и задачи определяются в соответствии с целями и задачами уголовного законодательства[11]. Вместе с тем он имеет и свое специальное назначение, которое выражается в следующем.

Во-первых, его закрепление в законе позволяет обосновать ответственность лиц, которые сами непосредственно не совершали преступление, но определенным образом способствовали его выполнению.

Тем самым он позволяет определить круг деяний, непосредственно не предусмотренных в нормах Особенной части УК, но представляющих общественную опасность и, следовательно, требующих уголовно-правового реагирования. Во-вторых, он позволяет определить правила квалификации действий соучастников.

Наконец, в-третьих, выработанные им критерии позволяют индивидуализировать ответственность и наказание в отношении лиц, принимавших то или иное участие в совершении преступления, в соответствии с принципами законности, виновности и справедливости мер уголовного преследования.[12]

Совершение преступления несколькими лицами, по общему правилу, ускоряет достижение преступного результата, облегчает сокрытие следов преступления.

При совершении преступления в соучастии повышается не только общественная опасность преступления, но и общественная опасность личности всех соучастников, при этом меняется характер преступления.

Например, вооруженный разбой, совершенный одним лицом, есть единичное преступление, и относится к посягательствам на собственность, но вооруженный разбой, совершенный сплоченной устойчивой группой, приобретает иной характер — это бандитизм, посягающий на общественную безопасность людей и организаций, хотя и совершается в тех же целях. Как видно, произошло качественное перерастание общественной опасности преступления и преступников[13].

Уголовно-правовое значение института соучастия в преступлении имеет множество аспектов и состоит, главный из которых, в том, что он определяет круг лиц, несущих уголовную ответственность за совместно совершенное преступление, оставляя за пределами этого круга многих фактических участников совместной преступной деятельности. Так что нельзя считать участниками преступной группы в уголовно-правовом значении лиц, не обладающих признаками субъекта преступления (например, возрастом, вменяемостью)[14].

В теории уголовного права специальное значение института соучастия трактуется неоднозначно. Так, П. Ф. Тельнов отмечает, что специфическая роль этого института заключается в том, что в нормах о соучастии:

а) раскрываются общие объективные и субъективные признаки, присущие всем случаям общей преступной деятельности;

б) ограничивается круг лиц, ответственных за эту преступную деятельность;

в) устанавливается порядок ответственности при умышленном совершении преступления с выполнением различных ролей

г) указываются особенности назначения наказания соучастникам.

Одновременно с вышеуказанным мнением, В. С. Прохоров, считает, что институт соучастия, кроме закрепления критериев назначения наказания соучастникам, определяет круг преступных деяний, не предусмотренных нормами Особенной части УК и устанавливает принципы ответственности за них.

Аналогичную позицию занимают Н. Ф. Кузнецова и др. Так, М. Д.

Шаргородский считал, что в случае, если в действиях каждого из лиц, совершивших совместно преступление, содержатся все признаки состава конкретного преступления, предусмотренного статьей Особенной части, для квалификации их деяний в институте соучастия нет потребности.

Соучастие является особой формой преступной деятельности, при которой две или более лиц совершают один из умышленных преступлений, предусмотренных Особенной частью УК.

В некоторых случаях это учитывает и сам закон об уголовной ответственности, конструируя в пределах Особенной части УК составы, предусматривающие уголовную ответственность за совершение конкретных преступлений группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступной организацией.

Следовательно, нормы о соучастии нельзя рассматривать в отрыве от норм Особенной части, потому что «оно (соучастие) характеризует форму, которую может принять умышленное преступление, предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса».

Институт соучастия является эффективным уголовно-правовым средством противодействия совместной преступной деятельности, чем, в первую очередь, и определяется его практическое значение[15].

Таким образом, специальное значение института соучастия в общей системе уголовного права заключается в том, что он:

¾ Определяет объективные и субъективные признаки, характеризующие совершение умышленного преступления несколькими субъектами;

¾ Устанавливает круг этих лиц, принципы и условия их ответственности за совершение преступных деяний;

¾ Закрепляет критерии назначения наказания лицам, совместно участвуют в совершении преступлений, то есть ориентирует суд на справедливое, законное и обоснованное избрание конкретного уголовно-правового средства воздействия на соучастника преступления;

¾ Позволяет обосновать ответственность лиц, которые сами непосредственно не совершали преступления, но определенным образом способствовали его совершению. Этим и определяется круг деяний, непосредственно не предусмотрены в нормах Особенной части УК, но являются общественно опасными и, соответственно, требуют уголовно-правового регулирования;

¾ Способствует правильной квалификации преступления: 1) в некоторых случаях соучастие предусмотрено УК как обязательный признак основного состава преступления, то есть такое преступление не может быть совершено единолично; 2) в некоторых случаях соучастие предусмотрено УК как обязательный признак квалифицированного или особо квалифицированного состава преступлений; [16]

¾ Является основой для определения форм организованной преступной деятельности.

Источник: https://cyberpedia.su/6x7da0.html

Российское уголовное право

Значение института соучастия в уголовном праве

Рассмотренные в предыдущих главах учебника признаки состава преступления должны присутствовать в полном объеме при решении вопроса об уголовной ответственности индивидуально действующего лица. Однако в следственно-судебной практике весьма часто встречаются случаи, когда преступление совершается не одним лицом, а объединенными усилиями двух или более лиц.

Множественность субъектов преступления порождает ряд вопросов: все ли эти лица и во всех ли случаях подлежат ответственности, что в этих случаях является основанием ответственности и в каких пределах они должны отвечать за совместно содеянное? Ответ на эти и другие вопросы, связанные с множественностью субъектов преступления, призван дать институт соучастия, которому законодатель посвятил специальную гл. 7 УК РФ (ст. 32-36).

Исторически служебная функция института соучастия заключалась прежде всего в обосновании уголовной ответственности лиц, которые сами непосредственно преступления не совершали, но в различных формах оказывали содействие его выполнению.

В уголовном законодательстве это достигалось путем определения видов соучастников и дифференциации их ответственности.

Первые установления, определявшие ответственность соучастников в связи с совершением конкретных преступлений, ранее других были сформулированы в Русской Правде.

Так, в ст.

31 Краткой редакции (по Академическому списку) сказано: «А если (кто-либо) украдет коня или волов или (обокрадет) дом, да при этом крал их один, то платить ему гривну (33 гривны) и тридцать резан; если воров будет 18 (даже 10), то (платить каждому) по три гривны и по тридцать резан платить людям (княжеским)». В последующих источниках права институт соучастия получает дальнейшее развитие: выделяются отдельные виды соучастников, закрепляются отдельные формы соучастия.

В учении о преступлении институт соучастия является одним из наиболее сложных и дискуссионных. Известный российский ученый Г. Е.

Колоколов отмечал, что соучастие составляет венец общего учения о преступлении и справедливо считается труднейшим разделом уголовного права.

Соучастие является особой формой совершения преступления, в которой переплетаются не только сложности правоприменения признаков составов преступлений, стадий их совершения, но и их проекция на совместную объединенную деятельность нескольких лиц.

Современное законодательное определение соучастия было впервые сформулировано в ст. 7 Основ уголовного законодательства Союза ССР и Союзных республик 1958 г., согласно которой соучастием признавалось «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления». Уголовный кодекс РФ 1996 г.

в ст. 32 дает более совершенное понятие: «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления». В этом определении закреплены специфические признаки, которыми характеризуется совместная преступная деятельность в отличие от случаев индивидуального совершения преступления.

Характеризуя институт соучастия, необходимо иметь в виду ряд обстоятельств, отражающих специфику соучастия.

Во-первых, соучастие в преступлении следует отличать не только от случаев индивидуального совершения преступлений, но и от случаев совершения преступления вследствие стечения действий нескольких лиц, хотя и направленных на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга и не объединенных единым умыслом.

В свое время известный русский ученый Н. С. Таганцев писал: «К соучастию относятся лишь те совершенно своеобразные случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех; в силу этого условия учение о соучастии и получает значение самостоятельного института».

Во-вторых, предусмотренное в ст.

32 УК законодательное определение соучастия является универсальным, охватывающим все случаи совершения одного преступления несколькими лицами, в том числе и предусмотренные Особенной частью, а не только тех его форм, когда между соучастниками существует юридическое распределение ролей.

Нормы Общей части УК потому и названы общими, что они относятся ко всем без исключения формам преступной деятельности. Поэтому законодательное понятие соучастия является общим нормативным положением в отношении всех случаев совместной преступной деятельности.

С другой стороны, признаки соучастия являются необходимыми для любой разновидности совместной преступной деятельности виновных, для любого группового образования, предусмотренного в качестве конститутивного или квалифицирующего признака состава преступления Особенной частью УК. Это положение находит подтверждение и в судебной практике.

Так, согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.

105 УК РФ)»: «Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего.

При этом наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ».

В-третьих, являясь особой формой совершения преступления, соучастие оказывает существенное влияние на социальную оценку содеянного, т.е. на характер и степень общественной опасности. В доктрине уголовного права по этому вопросу были высказаны различные точки зрения.

Так, по мнению М. Д. Шаргородского, соучастие не усиливает и не ослабляет ответственности — и вообще оно «не является квалифицирующим или отягчающим обстоятельством». По мнению П. И. Гришаева и Г. А.

Кригера, соучастие во всех случаях характеризуется более высокой степенью общественной опасности.

Большая часть высказанных в литературе мнений составляет третью компромиссную точку зрения. Так, представитель этой группы ученых Р. Р. Галиакбаров пишет: «Но утверждать, что соучастие в преступлении всегда повышает общественную опасность содеянного, нельзя.

Из этого правила бывают исключения, особенно при совершении преступления исполнителем совместно с пособником и другими предусмотренными законом соучастниками». Мы полагаем, что дискуссионность данного вопроса носит несколько надуманный характер.

Социальная оценка содеянного (характер и степень общественной опасности) выражается в наибольшей степени и прежде всего в назначенном наказании.

Объективно уровень опасности совершенного в соучастии преступления всегда будет выше, нежели общественная опасность деяния, выполненного индивидуально действующим лицом, в силу того непреложного факта, что это деяние совершается не одним лицом, а совместными усилиями двух или более лиц.

Поэтому в числе обстоятельств, отягчающих наказание (п. «в» ст. 63 УК), законодатель и указывает на совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Однако в соответствии с принципами уголовного права социальная оценка содеянного, а следовательно, ц назначаемая мера наказания дается не абстрактной группе лиц в целом, а действиям конкретно определенных и персонифицированных лиц.

При этом на меру назначаемого конкретному виновному лицу наказания оказывает влияние не только факт совершения преступления в соучастии, но и значительное количество других факторов, — таких, например, как степень участия лица в совершенном преступлении, личностные качества виновного, отягчающие и смягчающие обстоятельства и т.д.

Поэтому в конкретном случае набор и оценка других факторов могут «перевешивать» то обстоятельство, что преступление совершено в соучастии и, следовательно, мера назначенного наказания соучастнику законно и справедливо будет назначена при прочих равных условиях ниже, чем индивидуально действующему лицу.

Представляется, что с учетом данного обстоятельства Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 2 Постановления от 11 июня 1999 г.

№ 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» и сформулировал следующее положение: «С учетом характера и степени общественной опасности преступления и данных о личности суду надлежит обсуждать вопрос о назначении предусмотренного законом более строгого наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом (преступной организацией), тяжких и особо тяжких преступлений, при рецидиве, если эти обстоятельства не являются квалифицирующим признаком преступления и не установлено обстоятельств, которые по закону влекут смягчение наказания».

К сказанному следует добавить, что если факт совершения преступления отнесен законодателем к числу квалифицирующих обстоятельств, то он уже учтен законодателем в виде более суровой меры наказания. Еще более определенно Пленум Верховного Суда РФ высказался в Постановлении от 15 июня 2004 г.

№ 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»: «Имея в виду, что совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой влечет за собой более строгое наказание, при квалификации действий по п.

“б” части 2 статьи 131 или пункту “б” части 2 статьи 132 УК РФ необходимо учитывать положения частей 1,2 и 3 статьи 35 УК РФ (п. 10)».

А УК Республики Беларусь в п. 9 ст. 16 прямо определяет: «Соучастники несут повышенную ответственность, если преступление совершено группой лиц, непосредственно принявших участие в его совершении (соисполнительство), либо организованной группой, либо преступной организацией».

В-четвертых, соучастие обладает сложной юридической природой. По этому поводу в юридической литературе сложились две устоявшиеся точки зрения. Согласно первой из них, соучастие имеет акцессорную природу (от лат. слова accessorium — «дополнительный», «несамостоятельный»).

Активным сторонником логической акцессорности в уголовном праве выступает М. И. Ковалев.

В своей работе он приходит к выводу, что состав преступления выполняется непосредственным исполнителем, остальными же соучастниками «сам состав преступления не выполняется», а в действиях подстрекателей и пособников есть некий «общий состав преступления», который и определяет их ответственность.

Существо акцессорной природы соучастия выражается в том, что центральной фигурой соучастия признается исполнитель, деятельность же остальных соучастников является вспомогательной и лишенной самостоятельного значения.

Оценка действий соучастников и их ответственность в этих случаях полностью зависят от характера действий исполнителя и его ответственности: наказуемы действия исполнителя — наказуемы и действия соучастников; если же исполнитель не привлекается к ответственности, то не может наступать и ответственность соучастников.

Кроме того, наказуемость соучастников должна наступать по той статье, которая предусматривает действия исполнителя.

Сторонники другой теории рассматривают соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности. Полагаем, что вторая точка зрения более обоснованна.

Одним из основополагающих принципов уголовного права является индивидуальная ответственность лица за совершение преступления. Согласно ст.

8 УК, лицо может быть подвергнуто мерам уголовно-правового характера только тогда, когда оно совершит деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом.

Часть 1 ст. 34 УК гласит, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

Из этого следует, что основания и пределы ответственности соучастников лежат не в действиях исполнителя, а в действиях, совершенных лично каждым соучастником.

Подтверждением тому является эксцесс исполнителя, при котором остальные соучастники отвечают не за фактически содеянное исполнителем, а в пределах, ранее оговоренных ими.

Кроме того, при смерти исполнителя, его невменяемости или недостижении возраста уголовной ответственности либо освобождении от уголовной ответственности соучастники привлекаются к уголовной ответственности на общих основаниях за виновное совершение ими общественно опасного деяния. Наконец, добровольный отказ исполнителя от совершения преступления отнюдь не означает исключение ответственности других соучастников.

О зависимости ответственности соучастников от ответственности исполнителя можно говорить лишь в том смысле, что исполнитель реализует преступные намерения соучастников, и если ему не удается осуществить это намерение достичь преступного результата, то ответственность остальных соучастников, так же как и для исполнителя, наступает за приготовление или покушение на преступление.

Институт соучастия является неотъемлемой, органической частью системы норм и институтов уголовного законодательства. Следовательно, его цели и задачи определяются в соответствии с целями и задачами уголовного законодательства.

Вместе с тем он имеет и свое специальное назначение:

  1. его закрепление в законе позволяет обосновать ответственность лиц, которые сами непосредственно не совершали преступление, но определенным способствовали его выполнению. Тем самым он позволяет определить круг деяний, непосредственно не предусмотренных в нормах Особенной части УК, но представляющих общественную опасность и, следовательно, требующих уголовно-правового реагирования;
  2. он позволяет определить правила квалификации действий соучастников;
  3. выработанные им критерии позволяют индивидуализировать ответственность и наказание в отношении лиц, принимавших то или иное участие в совершении преступления, в соответствии с принципами законности, виновности и справедливости уголовного преследования.

Источник: https://isfic.info/koms/criml64.htm

Понятие и значение соучастия в уголовном праве

Значение института соучастия в уголовном праве

СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ

ЛЕКЦИЯ 8

План

8.1. Понятие и значение соучастия в уголовном праве.

8.2. Формы соучастия и виды соучастников.

8.3. Основания и пределы ответственности соучастников.

8.4. Эксцесс исполнителя.

Одним из фундаментальных и сложных институтов общей части уголовного права является учение о соучастии в преступлении.

Нормы о соучастии сосредоточены в главе 7 УК РФ (ст. 32-36). В ст.32 дается научно-практическое определение самого понятия соучастия в преступлении.

Это определение сформировано так: “Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления”.

Законодательное определение соучастия прекращает многолетние дискуссии о возможности соучастия в неосторожных преступлениях и ограничивает его лишь кругом умышленных общественно опасных деяний.

Исходя из смысла закона, соучастие в преступлении как юридическое понятие предполагает, прежде всего, умышленную и совместную деятельность.

В связи, с чем можно выделить объективные и субъективные признаки соучастия в преступлении.

К объективным признакам соучастия следует отнести такие как:

– множественность субъектов, т.е. как минимум, два лица, способных нести уголовную ответственность;

– совместимость означает, что все соучастники задействованы в совокупности одного и того же преступления: или совместно как соисполнители выполняют объективную его сторону, или выступают в качестве организаторов, подстрекателей и пособников.

В последнем случае они не участвуют в выполнении объективной стороны преступления, но либо руководят им (организатор), либо возбуждают в исполнители решимость совершить его (подстрекатель), либо содействуют преступлению физически или интеллектуально (пособник).

При этом преступный результат находится в причинной связи с действиями каждого из соучастников;

– соучастие возможно только до окончания преступления, т.е. при всем многообразии возможных действий соучастников они должны быть совершены либо до совершения преступления, либо в момент начала преступления, либо во время его продолжения, но всегда до начала поступления предупредительного результата.

По субъективным признакам соучастие возможно только в умышленных преступления.

Умысел соучастников может быть только прямым. Он представляет собой основу субъективной стороны соучастия потому, что действия соучастников внутренне и внешне сцементированы единым намерением и волей, т.е. единым стремлением к совершению преступления. Именно умысел делает разрозненную деятельность всех соучастников совместной.

Итак, соучастие возможно там, где имеется взаимное осознание соучастниками преступной деятельности друг друга и единое намерение в совершении одного и того же преступления.

От соучастия следует отличать посредственное причинение вреда, когда виновный совершает преступление с использованием лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу своего возраста, невменяемости или иных обстоятельств. В данном случае отсутствует множественность субъектов, поэтому сам преступник признается исполнителем общественно опасного деяния.

От соучастия следует также отличать и прикосновенность к преступлению, поскольку последнее хотя и связано с совершением преступления, однако не содействуют ему ввиду отсутствия причинной связи.

Различаются две формы прикосновенности: недонесение и укрывательство. Новый Уголовный кодекс РФ (ст.316 УК) в отличие от прежнего законодательства предусматривает уголовную ответственность лишь за заранее не обещанное укрывательство и только особо тяжких преступлений заранее приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст.175 УК).

Значение института соучастия во многом определяется тем, что он, отражая в законодательстве феномен групповой преступности (в том числе организованной), является средством борьбы с ней:

– кроме того институт соучастия устанавливает объективные и субъективные признаки, которые свойственны всем случаям совершения преступлений путем объединения преступлений нескольких лиц, что позволяет ограничивать соучастие от иных смежных с ним видов преступной деятельности;

– устанавливает принципы уголовной ответственности за преступления, совершенные несколькими лицами;

– определяет особенности назначения наказания каждому из видов соучастников преступления.

Источник: https://studopedia.ru/2_45080_ponyatie-i-znachenie-souchastiya-v-ugolovnom-prave.html

Понятие, признаки и уголовно-правовое значение института соучастия в уголовном праве. Виды и формы соучастия

Значение института соучастия в уголовном праве

Соучастием признается совместное умышленное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Из определения соучастия можно выделить два объективных (участие в преступлении двух или более лиц и совместность их деятельности) и два субъективных (соучастие возможно только в умышленном преступлении и единство умысла) признака соучастия.

Первый объективный признакносит количественный характер. Он означает, что в преступлении должны принимать участие как минимум два лица, обладающие признаками его субъекта.

Не образуют соучастия случаи, когда лицо, обладающее признаками субъекта преступления, использует для его совершения невменяемого или малолетнего.

ППВС: лицо, вовлекшее несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в совершение преступления несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.

Второй объективный признак (качественный): совместность означает, что соучастники принимают участие в совершении одного и того же преступления, имеется причинная связь между поведением каждого из них и наступившим преступным последствием, которое является для них общим.

Так, лицо, узнавшее после окончания преступления о факте его совершения и согласившееся укрыть преступника, не становится соучастником преступления, поскольку отсутствует причинная связь между его поведением и наступившим общественно опасным последствием.

Однако если лицо до совершения преступления дало обещание скрыть преступника, оно тем самым содействовало, создало условия, внесло вклад в совершение преступления исполнителем, поэтому такую деятельность следует отнести к соучастию.

Субъективные:если в соучастии совершено неосторожнео преступлние, то от.ть наступает индивидуально; единство умысла – он имеет одинаковое содержание для всех соучастников, при этом каждый осознает, что он совершает преступление не один.

Виды соучастияв зависимости от характера выполняемых соучастниками функций подразделяют на простое (соисполнительство) и сложное (соучастие с распределением ролей).

При простом соучастии в преступлении участвуют два или более соисполнителя. Каждый из них полностью или частично выполняет объективную сторону преступления.

Сложное соучастие предполагает, что в совершении преступления наряду с исполнителем принимает участие еще хотя бы один соучастник (организатор, подстрекатель или пособник).

Составы преступлений в Особенной части УК сформулированы применительно к действиям исполнителя, поэтому при квалификации их действий ссылка на ст. 33 УК не производится, а указывается лишь статья Особенной части УК, предусматривающая совершенное преступление.

При квалификации действий организатора, подстрекателя и пособника необходима ссылка на соответствующую часть ст. 33 УК, отражающую их функциональную роль.

Формы соучастия выделяются в зависимости от степени согласованности действий соучастников. предусматривает четыре формы соучастия:

1) группа лиц без предварительного сговора;

2) группа лиц по предварительному сговору;

3) организованная группа;

4) преступное сообщество (преступная организация).

В ст. 35 УК в порядке увеличения степени согласованности предусмотрены указанные выше формы соучастия. Каждая последующая форма соучастия предусматривает признаки предшествующей формы в сочетании с еще одним (или более) дополнительным признаком.

Совершение преступления группой лиц (ч. 1 ст. 35 УК) предполагает наличие таких признаков: а) два или более исполнителя; б) отсутствие предварительного сговора.

Для констатации наличия группы лиц требуется, чтобы как минимум два лица обладали признаками субъекта преступления. Субъективная связь между соучастниками возникает либо спонтанно и одномоментно в момент начала преступных действий, либо к начавшейся деятельности одного лица присоединяется другое лицо.

ППВС: убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

ВСЕ ИСПОЛНИТЕЛИ НЕСУТ от.ть по статья особенной части по признаку группой лиц

Признаками группы лиц по предварительному сговору являются: а) два или более исполнителя; б) наличие предварительного сговора. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Сговор является предварительным, если он достигнут до начала выполнения объективной стороны преступления.(до покушения) Если субъективная связь, сговор на совершение преступления возникает в процессе его совершения, предварительный сговор отсутствует. В этом случае налицо группа без предварительного сговора.

При этом не следует смешивать техническое и юридическое распределение функций между соучастниками. Как отмечено в п.

10 указанного выше Постановления, уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них.

Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, непосредственно направленные на содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 33 УК не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК.

Если помогали и другие по ст. 33

Преступление признается совершенным организованной группой, – это устойчивая группа двух и более лиц заранее объединившихся для совершения одного или несколких преступлений. Признаками организованной группы являются: а) два или более исполнителя; б) наличие предварительного сговора; в) устойчивость.

Устойчивость: – длительность сущ.ие( более 2-3 м), – стабильность состава; постояноство форм и методов; разделение ролей, наличие лидера

Обязательно наличие цели!!!!! Как правило на практике, суды их всех признают соисполнителями, хотя выполняют роли разных соучастников

Для организованной группы (в отличие от группы по предварительному сговору) характерно: наличие в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. Участники организованной группы могут и не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления. Вместе с тем с юридической точки зрения в рамках организованной группы характерно распределение именно функций, а не ролей. При признании преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от выполняемых ими функций в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК. Поэтому к признакам организованной группы относится наличие двух или более исполнителей.

К признакам преступного сообщества относятся присущие организованной группе признаки: Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

а) два или более исполнителя; б) наличие предварительного сговора; в) устойчивость; г) структурированность организованной группы или объединение организованных групп; д) наличие единого руководства; е) цель совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Закон устанавливает два наименования для этой формы соучастия – преступное сообщество или преступная организация, однако правовых различий между ними нет.

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий.

Структурированной организованной группе кроме единого руководства присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Объединение организованных групп предполагает наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, выполнение иных действий, связанных с функционированием объединения.

Таким образом, преступное сообщество может образовываться как одна организованная группа, характеризующаяся усложненной структурой, так и объединение нескольких организованных групп с более простой организацией, не отличающихся признаком структурированности, но структурно объединенных под общим руководством.

ППВС: под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги и т.п.

Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имущество, однако обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и другими лицами (например, передача взятки в крупном размере должностному лицу в целях способствования выигрышу тендера).

Сам факт создания преступного сообщества предусмотрен в качестве самостоятельного состава преступления. Совершаемые в рамках деятельности преступного сообщества преступления подлежат квалификации по совокупности, при этом совершение преступления в составе преступного сообщества учитывается в качестве отягчающего обстоятельства в соответствии с п. “в” ч. 1 ст. 63 УК.

Вместе с тем он имеет и свое специальное назначение:

Дата добавления: 2018-05-12; просмотров: 718;

Источник: https://studopedia.net/5_23074_ponyatie-priznaki-i-ugolovno-pravovoe-znachenie-instituta-souchastiya-v-ugolovnom-prave-vidi-i-formi-souchastiya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.