Влияние умысла на квалификацию преступления

Умысел как форма вины. Влияние вида умысла на квалификацию преступлений

Влияние умысла на квалификацию преступления

⇐ ПредыдущаяСтр 19 из 44Следующая ⇒

Умысел — одна из форм вины, противопоставляемая неосторожности.

В административном праве, а также в уголовном законодательстве некоторых стран, виновным может быть признано даже юридическое лицо.

В уголовном праве умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению.[1]

Умышленная форма вины наиболее распространена в законе и на практике (до 90 % деяний).[2]

В уголовном праве в зависимости от особенностей психического содержания выделяют прямой и косвенный умысел.

Прямой умысел

При прямом умысле лицо осознаёт общественную опасность своих действий или бездействия, предвидит реальную возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент) и желает их наступления (волевой момент).

Лицом должна осознаваться общественная опасность деяния, то есть, его объективная способность нанести вред принятым в данном обществе ценностям[2].

Лицо должно иметь представление о характере преступных последствий, которые могут наступить в результате его деяния, они должны быть отражены в его сознании в идеальной форме либо как единственное закономерное следствие его действий, либо как одно из возможных следствий.[3]

Некоторые авторы (А. А. Пионтковский, И. М. Тяжкова) включают в интеллектуальный момент прямого умысла также понимание виновным противоправности совершаемого деяния.

[4] Осознание противоправности является необходимым, когда его необходимость прямо предусмотрена законом (например, в УК РФ предусмотрен состав ст.

170, который предусматривает ответственность за регистрацию заведомо незаконных сделок с землёй).[5]

Желание наступления последствий означает стремление виновного достичь определённого преступного результата, который может играть для него роль конечной или промежуточной цели действий, средства достижения цели, либо неизбежного побочного результата.[3]

Преступления с формальным составом, а также деяния, включающие указание на специальную цель деяния, покушение и приготовление к преступлению, действия организатора, подстрекателя и пособника преступления совершаются только с прямым умыслом.[6]

Косвенный умысел

При косвенном умысле интеллектуальный момент тот же, что и в прямом, однако виновный предвидит не закономерную неизбежность, а лишь реальную возможность наступления последствий в данном конкретном случае. С точки зрения волевого элемента виновный не желает, но сознательно допускает их наступление или относится к ним безразлично.

Наступление данного общественно опасного последствия является своего рода «побочным эффектом» действий виновного, наступление которого он готов допустить для достижения своей главной цели[7].

Эта главная цель может также быть преступной, в таком случае виновный привлекается к ответственности за два преступления: совершённое с прямым умыслом и совершённое с косвенным.[8]

«Сознательное допущение» общественно опасных последствий означает, что виновный рассчитывает на то, что данные последствия каким-то образом будут предотвращены; при этом какие-либо реальные факторы, способные предотвратить их наступление, отсутствуют, виновный не предпринимает каких-либо действий, направленных на недопущение наступления последствий.

Деление умысла на косвенный и прямой имеет значение при наступлении в результате совершения преступления вреда меньшего, чем предполагался или допускался виновным.

При прямом умысле на причинение более тяжкого вреда, чем реально наступил, содеянное оценивается как покушение на причинение более тяжкого вреда.

При косвенном умысле квалификация осуществляется по фактически наступившим последствиям.[9]

Умысел в формальных составах преступлений

В связи с тем, что в уголовном законе конструкция некоторых составов преступлений носит формальный характер, то есть не включает в себя обязательного наступления конкретизированных общественно опасных последствий, возникает вопрос о том, должен ли охватываться умыслом виновного причиняемый такими преступлениями преступный вред.

На него в теории уголовного права даётся положительный ответ, поскольку в такой ситуации желание или допущение наступления определённых последствий означает осознание общественной опасности деяния; если виновный не желает или сознательно не допускает наступления последствий, это исключает осознание им общественной опасности деяния.

[10]

Осознание противоправности деяния как признак умысла

Следует также отметить, что во многих государствах основным интеллектуальным элементом умысла считается осознание не общественной опасности деяния, а его противоправности.

Отмечается, что категория «общественная опасность» была введена в содержание вины лица в 1920—1940 годах в российском уголовном праве с целью воспрепятствовать уходу от уголовной ответственности «врагов народа» (которые могут сослаться на незнание законов) и «малосознательных элементов» (которые законов не знают).

В праве других государств такое определение интеллектуального момента умысла практически не встречается, вместо общественной опасности в его состав включается противоправность деяния.[11]

Иные виды умысла

По моменту возникновения преступного намерения выделяют заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. При заранее обдуманном умысле имеется временной разрыв между возникновением преступного намерения и реальными действиями, направленными на его осуществление.

Совершение преступления с заранее обдуманным умыслом может свидетельствовать как о решительности субъекта, связанной с достижением преступной цели, о тщательности продумывания и планирования преступления с целью облегчить его совершение, избежать уголовной ответственности, так и о внутренних колебаниях субъекта, отсутствии у него твёрдой убеждённости в возможности нарушения уголовного закона, поэтому заранее обдуманный умысел может свидетельствовать как о повышенной, так и о пониженной общественной опасности деяния.[12] Внезапно возникший умысел имеет место, когда преступное намерение реализуется сразу после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным.

Простой внезапно возникший умысел возникает в нормальном психическом состоянии и реализуется практически сразу после возникновения.

Аффектированный внезапно возникший умысел возникает под воздействием неправомерных или аморальных действий потерпевшего, вызвавших у виновного сильное эмоциональное волнение, он является основанием для смягчения ответственности.[13]

В зависимости от степени определённости представлений субъекта о последствиях умысел может быть определённым, альтернативным и неопределённым.

[14] Определённый или конкретизированный умысел подразумевает, что у виновного имеются чёткое представление о причиняемом вреде, о его количественных и качественных характеристиках.

Альтернативный умысел имеется, когда виновный предвидит одинаковую возможность наступления двух и более различных последствий.

Неопределёный (неконкретизированный) имеет место, когда у виновного имеется лишь обобщённое представление о свойствах деяния (например, нанося удар ножом, виновный понимает, что причинит вред жизни и здоровью, однако может не иметь представления о том, какова будет его конкретная тяжесть). Если умысел являлся альтернативным или неопределённым, преступление квалифицируется в зависимости от фактически наступивших общественно опасных последствий.

⇐ Предыдущая14151617181920212223Следующая ⇒

Date: 2016-07-22; view: 1188; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/12-50594.html

Виды умысла на квалификацию влияют

Влияние умысла на квалификацию преступления

Виды преступлений в зависимости от вида умысла:

1. преступления, совершенные исключительно с прямым умыслом;

2. преступления совершенные с прямым или косвенным умыслом;

Преступления, которые могут быть совершены только с прямым умыслом. Как определить:

1. усеченный состав преступления;

2. все формальные составы преступления;

3. в составах преступления, где цель – конструктивный признак;

4. в составах преступления с корыстным мотивом;

5. любое покушение возможно только с прямым умыслом;

6. преступления объективной стороны, которая свидетельствует только о прямом умысле (ч.1 ст.131 УК РФ).

Не нашли цель, мотив – уходим, но другой состав.

В зависимости от времени возникновения умысел:

1. заранее обдуманный;

2. внезапно возникший (простой; аффектированный).

Аффектированный умысел влияет на квалификацию – привилегированный состав преступления (ст. 107, ст.113 УК РФ). Аффектированный умысел влияет лишь в этих двух случаях, в других – аффектированный умысел никак не влияет на квалификацию.

По степени определенности, умысел бывает:

– конкретизированный (определенный);

– не конкретизированный (неопределенный).

При неопределенном умысле человек точно предвидит характер совершаемого преступления и последующий.

НО! Он не предвидит степень последствий.

Квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

Определенный умысел – человек четко предвидел и характер и степень тяжести последствий.

Прямой определенный.

Альтернативный определенный – предвидит два последствия и в равной степени желает их (без разницы).

ДВОЙНАЯ ФОРМА ВИНЫ И ВЛИЯНИЕ НА КВАЛИФИКАЦИЮ.

Если в статьях Особенной части находится конструкция двойной формы вины, то квалификация носит единичный характер.

Вменяем первую статью.

Если законодатель не предусмотрел вторую форму – совокупность.

Влияние факультативных признаков субъективной стороны – самостоятельно.

КВАЛИФИКАЦИЯ ПО ПРИЗНАКАМ СТАДИЙ.

В УК термина «стадии» нет. По сути законодатель отказался от теории стадий, указывая на виды преступления:

– оконченное;

– неоконченное (приготовление, покушение, добровольный отказ).

Правила квалификации оконченного преступления.

Окончательным признается преступление, в котором есть все признаки всех элементов состава преступления, имеющих юридическое значение для данного состава, т.е.

1. пострадал именно тот объект, который указан в качестве элемента уголовно – правовой охраны по статье, и на который был направлен умысел преступника;

2. пострадал именно тот потерпевший, который указан в статье (если указан) и на которого был направлен умысел преступления;

3. пострадал именно тот предмет, который описан в статье и который охватывается умыслом субъекта;

4. лицо выполнило все действия, все деяния, которые входят в объективную сторону состава преступления и которые преступник считал необходимым выполнить для достижения результата.

5. наступили все последствия, указанные в законе и умысел на которые был охвачен;

6. субъект надлежащий!

7. лицо полностью реализовало свой преступный умысел.

Преступление считается оконченным, если выполнены все перечисленные выше признаки.

Оконченное преступление квалифицируется по статьям Особенной части без применения статей общей части.

особенной части сделаны под оконченные преступления (санкции в статьях Особенной части сделаны под оконченные преступления; даже минимум – под оконченное).

5 видов преступлений, в которых различаются моменты окончания:

1. в формальных составах преступления – связаны с совершением преступного деяния;

2. в материальных – с момента наступления преступных последствия;

3. в усеченных – с момента выполнения стадий, на которых законодатель перенес момент окончания;

4. продолжаемое – в момент совершения последнего преступного эпизода (сам/кто-то помог);

5. длящиеся – юридические и фактические моменты окончания не совпадают.

Юридические (с точки зрения стадий) – преступление закончено в момент совершения преступного деяния;

Фактически – преступление считается оконченным, когда человек прекратил свое преступное состояние (на квалификацию – не влияет, преступление окончено).

В неоконченном преступлении отсутствует хотя бы один из признаков хотя бы одного элемента состава преступления.

Виды неоконченного преступления:

1. приготовление к преступлению. Понятие приготовление дано в законе. Есть два способа определения понятия:

а) дается лакмусовая бумажка, позволяющая отнести то или иное к данной категории, т.е. перечисление сущностных признаков этого явления.

б) давать исчерпывающий перечень поведения, который подтверждает преступность или позволяющее отнести понятие к той или иной категории (т.е. все буквально).

В приготовлении законодатель использует комбинированный способ. Понятие приготовление носит законодательный характер.

Признаки приготовления:

а) при приготовлении лицо начинает совершать активные действия, т.е. он начинает действовать. В отличие от обнаружения умысла, где человек заявил о том, что хочет совершить, но не предпринимает активных действий по совершению высказанного.

Угроза по своей юр. природе – это обнаружение умысла. Угроза не должна перерастать в приготовление.

Нужно чтобы не просто была угроза, а чтобы были совершены определенные действия (сходил домой, зарядил ружье, взял его – это уже приготовление).

В редких случаях возможно и бездействие, если на лице была обязанность в силу его служебных положений (не включил сигнализацию на охраняемом объекте, а должен был – расценивается как приготовление).

б) действия могут быть те, которые описаны в ст.30 и не описаны в ст.30. Приготовлением можно признать и другие действия. Эти деяния должны создавать условия для совершения преступления или устранять препятствия для совершения преступления. В этом особенность: строго говоря, любые действия можно признать приготовлением, если они отвечают хотя бы одному из этих признаков.

в) эти действия не должны входить в объективную сторону состава преступления, т.е. это не должно быть началом совершения преступления (определяющий признак приготовления).

г) поведение преступника носит прерванный характер. По данному признаку приготовление отличается от оконченного преступления.

д) данная прерванность носит вынужденный характер, т.е. лицо прерывает свое поведение из-за обстоятельств, от него не зависящих. Это отличает преступление от добровольного отказа.

ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПРИГОТОВЛЕНИЯ И ВЛИЯНИЕ НА КВАЛИФИКАЦИЮ.

Наказуемым является только приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Все остальное уголовно наказуемым не является.

В реальной практике в большинстве случаев приготовление трудно доказуемо, поэтому приготовление можно доказать если есть железобетонные доказательства.

Приготовление влечет за собой следующую квалификацию:

1. в усеченном составе приготовление расценивается как оконченное преступление, и квалификация идет по правилам оконченного преступления (например, бандитизм);

2. в некоторых случаях приготовление к одному преступлению расценивается как оконченный состав другого самостоятельного преступления. И здесь квалификация идет по правилам оконченного преступления.

3. в остальных случаях приготовление квалифицируется по Особенной части с ссылкой на ч.1 ст.30 УК РФ. Если на ГОСах попадется такой вопрос, то нужно еще и добавить ст.60 и рассказать как наказание вменяется.

ПОКУШЕНИЕ.

Дается в ч.3 ст. 30 УК РФ.

Признаки покушения:

1. лицо начинает совершать объективную сторону состава преступления. По этому признаку покушение отличается от приготовления. В некоторых случаях это определяющий признак при оценке покушения или приготовления.

2. при покушении объект преступного посягательства либо непосредственно начинает страдать, либо ставится под реальную угрозу. В этом тоже отличие от приготовления. При приготовлении объект не страдает и не ставится под реальную угрозу, а в некоторых случаях отсутствует на месте.

3. поведение преступников носит прерванный незавершенный характер (Незнамова: мне больше нравится слово «незавершенность»). По данному признаку покушение отличается от оконченного преступления. Виды незавершенности:

а) незавершенность в объекте преступного посягательства – если объект не тот

б) незавершенность в потерпевшем – потерпевшим оказался не тот;

в) незавершенность в предмете посягательства – не тот предмет (например, вместо наркотиков мука или зубной порошок);

г) незавершенность действий. Не выполнил все действия, которые хотел.

д) незавершенность в последствиях (актуально только в материальных составах);

е) незавершенность умысла (объективные признаки совершены все, а субъективные нет).

4. прерванность/незавершенность носит вынужденный характер. И здесь покушение отличается от добровольного отказа.

ВЛИЯНИЕ НА КВАЛИФИКАЦИЮ.

Ответственность наступает за совершение любого преступления любой тяжести. Если мы сказали, что покушение, значит положительная категория.

Влияние:

1. в усеченных составах покушение образует окоченный состав и квалифицируется по правилам квалификации оконченного преступления (ст.317 УК РФ).

2. покушение на одно преступление может быть оконченным составом другого преступления (изнасилование – телесные повреждения). За исключением конкуренции статей.

3. во всех остальных случаях покушение квалифицируется по статье Особенной части со ссылкой на ч.3 ст.30 УК РФ.

Виды покушения на квалификацию никак не влияют.

ст. 66 УК РФ – правила квалификации при покушении.

ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ.

Добровольный отказ (по законодателю) – это неоконченное преступление.

Признаки добровольного отказа:

1. имеет место тогда, когда лицо начало преступную деятельность. Отказываться можно только от того, что началось. А если не началось, то добровольного отказа не будет. Отказ может быть только тогда, когда имеет место приготовление или покушение (обнаружили и доказали). Возможно тогда, когда поведение уже является преступным.

2. действие/поведение носит прерванный характер. Это признак любого неоконченного преступления. Но по этому признаку отличается от оконченного преступления. Действия могут быть прерваны на стадии приготовления в любом преступлении. А на стадии покушения – от неоконченного преступления можно отказаться.

3. его добровольность. Лицо по своей воле прерывает свое поведение, причем мотивы этого отказа значения не имеют. Добровольность носит объективный характер.

4. отказ должен быть окончательным. Это не значит, что преступник должен окончательно отказаться и завязать с преступной деятельностью. Он должен отказаться от совершения именно этого преступления.



Источник: https://infopedia.su/9x86e.html

Читать

Влияние умысла на квалификацию преступления
sh: 1: –format=html: not found

Введение

Сущность закрепленного в ст. 3 УК[1] принципа законности состоит в неуклонном соблюдении каждой уголовно-правовой нормы в точном соответствии с ее буквой и духом.

Это возможно при обязательном соблюдении следующих условий: во-первых, должны быть правильно поняты цель принятия, смысл и буква данной нормы с учетом ее места в системе уголовного права; во-вторых, должно быть бесспорно установлено наличие всех необходимых предпосылок применения этой нормы, с тем чтобы конкретный случай полностью соответствовал его нормативной характеристике.

Понятие «применение нормы права» охватывает: 1) анализ фактических обстоятельств дела; 2) выбор (отыскание) соответствующей нормы; 3) удостоверение в правильности (подлинности) текста юридического источника, содержащего нужную норму, и установление его силы; 4) уяснение смысла и содержания нормы; 5) толкование нормы; 6) принятие решения и издание акта, закрепляющего это решение[2]. В процессе применения нормы права квалификация правонарушения занимает важнейшую часть, сводящуюся к отысканию той единственной нормы, которая точно соответствует признакам реально совершенного правонарушения, к принятию решения о применении данной нормы и изданию акта, закрепляющего это решение. Место квалификации преступления в процессе применения уголовно-правовой нормы образно характеризует А. И. Бойко: «Она представляет срединный этап применения уголовного закона, венчает предварительный труд юристов по установлению события преступления, соединяет жизнь и сухие формулы закона. Констатация полного сходства обстоятельств деликта с текстом закона предопределяет, в свою очередь, вид и меру наказания»[3].

Таким образом, квалификация правонарушения, в частности преступления, составляет важнейшую задачу правоприменительных органов и юридической, в том числе уголовно-правовой, науки.

Проблема квалификации преступлений в отечественной науке уголовного права затрагивалась еще в дореволюционный период, но глубокому специальному исследованию не подвергалась. Работа А. А. Герцензона «Квалификация преступлений», опубликованная в 1947 г., была первым монографическим исследованием поставленной проблемы.

Однако цельная теория квалификации была построена лишь в работах В. Н. Кудрявцева «Теоретические основы квалификации преступлений» (1963 г.) и «Общая теория квалификации преступлений» (1972 г., переиздана в 1999 г.), а затем продолжена и развита в трудах его последователей: И. В. Андреева, Е. В. Благова, Ф. Г. Бурчака, Б.

С. Волкова, Л. Д. Гаухмана, Н. И. Коржанского, Б. А. Куринова, Г. А. Левицкого, А. В. Наумова, Ю. Ю. Соковых, С. А. Тарарухина и других ученых. Однако еще не все аспекты проблемы квалификации преступлений разработаны с исчерпывающей полнотой, не по всем из них достигнуто взаимопонимание и согласие между исследователями.

Многими исследователями обращалось внимание на то, что в числе уголовных дел, по которым вышестоящими судебными инстанциями изменялась квалификация преступлений, большинство составляли дела, по которым суды давали неправильную оценку субъективным признакам состава преступления.

Поведение человека, в том числе и противоправное, представляет органическое единство внешней (физической) и внутренней (психологической) сторон. Поэтому и правонарушение характеризуется с помощью признаков, относящихся не только к внешней, но и к внутренней стороне.

Каждый из этих признаков, включая признаки субъективной стороны, должен быть исчерпывающе исследован в случаях применения правовой нормы компетентным органом, чтобы юридическая характеристика конкретного правонарушения полностью совпадала с законодательным его описанием.

Это требование приобретает особую важность для уголовного закона, поскольку малейшее отступление от принципа законности при применении норм уголовного права может повлечь особенно тяжкий, а подчас и неустранимый вред, серьезно подорвать престиж права и породить недоверие к нему.

Между тем в практике еще встречаются случаи осуждения за причинение вредных последствий без вины, нередки факты неправильной квалификации деяния из-за ошибочного вывода о форме вины либо неверной оценки мотивов и целей преступления, а также назначения наказания, не соответствующего степени вины правонарушителя.

Удельный вес подобных ошибок достигает 40–50 % в общей массе судебных ошибок. Они могут быть обусловлены различными причинами.

Во-первых, процесс установления и доказывания признаков субъективной стороны преступления, как правило, более сложен, чем установление объективных обстоятельств совершения преступления.

К тому же лицо, совершившее общественно опасное деяние, чаще всего считает себя невиновным, или заявляет о своей невиновности, или стремится представить свои действия как неумышленные, тем самым затрудняя процесс познания субъективного содержания преступления.

Во-вторых, законодательное описание многих преступлений не содержит четкой юридической характеристики субъективной стороны, что не способствует однозначному и единообразному пониманию психологического содержания данного вида преступлений работниками судебных и следственных органов.

В-третьих, некоторые работники правоприменительных органов недооценивают значение субъективных признаков, поэтому поверхностно исследуют либо вообще оставляют в тени вопросы о форме и содержании вины, о мотивах и целях преступления, особенно в случаях, когда эти признаки не влияют на квалификацию деяния.

В-четвертых, в практике «нередко видно вольное толкование таких, например, институтов уголовного права, как субъективная сторона преступления, вина, цели, мотивы и т. д.»[4].

В результате содержание умысла и неосторожности раскрывается в некоторых приговорах с помощью формулировок, не совпадающих с законодательным описанием форм вины, а это мешает вышестоящим судебным органам проверить правильность содержащихся в приговоре выводов суда о субъективной стороне преступления.

Перечисленные и некоторые другие причины судебных ошибок, связанных с неверной оценкой признаков субъективной стороны преступления, существенно затрудняют единообразное применение уголовного закона и подрывают уважительное отношение к судебному приговору.

Изложенными соображениями продиктована необходимость ограничиться в настоящем пособии исследованием проблемы квалификации преступлений именно по субъективным признакам состава.

Влияние же на квалификацию объективных признаков исследуется только через призму их отражения в психике правонарушителя.

Огромная практическая важность и теоретическая сложность проблемы субъективной стороны преступления побудили многих ученых обратиться к научному исследованию многих ее аспектов. Несмотря на большой объем литературы, посвященной субъективной стороне преступления (работы Б. С. Волкова, Е. В. Ворошилина, М. С. Гринберга, П. С. Дагеля, Ю. А. Демидова, Г.

А. Злобина, В. Е. Квашиса, Г. А. Кригера, В. В. Лунева, В. Г. Макашвили, Р. И. Михеева, В. А. Нерсесяна, Б. С. Никифорова, Б. Я. Петелина, Ш. С. Рашковской, Т. Л. Сергеевой. С. В. Склярова, К. Ф. Тихонова, И. М. Тяжковой, М. Г. Угрехелидзе, Б. С. Утевского, Б. В. Харазишвили, В. А. Якушина и др.), эта проблема еще до конца не изучена.

На современном уровне развития науки уголовного права потребностями практики диктуется все более углубленное изучение прикладных аспектов субъективной стороны преступления, в том числе проблемы влияния вины, цели и мотивов на квалификацию преступлений, а также особенности содержания субъективной стороны при соучастии в преступлении, при неоконченном преступлении и т. д.

Значительные сложности на практике вызывают и вопросы квалификации преступлений, субъект которых в законе характеризуется дополнительными специальными признаками. Например, закон (ч. 4 ст.

34 УК) создал практически неразрешимую ситуацию для квалификации действий лица, не являющегося субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части УК, которое непосредственно участвовало в совершении преступления, то есть выступало в качестве исполнителя.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=265994&p=36

Умысел и его виды. Виды прямого умысла. Влияние видов умысла на квалификацию преступлений

Влияние умысла на квалификацию преступления

Умыселформавины, при которой лицо, совершившеепреступление, осознает общественноопасный характер своего действия,предвидит его последствия и стремитсяих вызвать или сознательно допускаетих наступление.

Видыумысла:

  • Прямой – лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления

  • Косвенный – лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало , но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Неосторожностьформавины, при которой лицо, совершившеепреступление, предвидело возможностьнаступления общественно опасныхпоследствий своего действия илибездействия, но без достаточных к томуоснований самонадеянно рассчитывалона их предотвращение либо не предвиделонаступления таких последствий, хотяпри необходимой внимательности ипредусмотрительности должно было имогло их предвидеть.

Видынеосторожности:

  • Легкомыслие – лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий

  • Небрежность – лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Вновом УК РФ 1996 г. эту проблему регулируетст. 27 “Ответственность за преступление,совершенное с двумя формами вины”.

Названная норма предусматривает, что”если в результате совершенияумышленного преступления причиняютсятяжкие последствия, которые по законувлекут более строгое наказание и которыене охватывались умыслом лица, уголовнаяответственность за такие последствиянаступает только в случае, если лицопредвидело возможность их наступления,но без достаточных к тому основанийсамонадеянно рассчитывало на ихпредотвращение, или в случае, если лицоне предвидело, но должно было и моглопредвидеть возможность наступленияэтих последствий. В целом такоепреступление признается совершеннымумышленно”.Таким образом, ст. 27 УКпризвана исключить возможностьобъективного вменения отдаленныхпоследствий при отсутствии неосторожногоотношения к ним.Составов преступлений,которые можно совершить с двумя формамивины, УК РФ содержит немного – околотридцати. Их характерной особенностьюявляется то, что они квалифицированные.Наказание за их совершение значительновыше, чем за совершение преступления сосновным (простым) составом. Так, ч. 1 ст.111 УК предусматривает наказание в виделишения свободы на срок от двух до восьмилет, а ч. 4 этой статьи – от 5 до 15 лет.

Анализст. 27 УК позволяет заключить, что всесоставы преступлений, совершаемых сдвумя формами вины, являются материальными.Это положение бесспорно. Что же касаетсяконструкции основных составоврассматриваемых преступлений, то здесьединства мнений нет.

Существуют двеосновные позиции. Первая состоит в том,что в качестве таковых могут выступатьтолько материальные составы, втораядопускает еще и формальные. Конструкцияст.

27 УК склоняет нас к разделению второйпозиции, поскольку законодатель говорито “тяжких последствиях”, а не о”более тяжких последствиях”.

Изложенноепозволяет выделить две разновидностипреступлений, совершаемых с двумяформами вины: 1) в которых основной составматериальный, 2) в которых основнойсостав формальный.

Вкачестве примеров преступлений первойразновидности можно привести ч. 4 ст.111, ч. 2 ст. 167 УК. Для таких преступленийхарактерны два предусмотренных закономобщественно опасных последствия,различных по общественной опасности,степени тяжести и времени наступления.

Здесь у виновного психическое отношениек первому – менее опасному – последствиювыражается в форме умысла, а ко второму- квалифицирующему – в форме неосторожности.Ковторой разновидности рассматриваемыхпреступлений следует отнести, например,предусмотренные ч. 3 ст. 123, ч. 3 ст. 230.

Всоставах преступлений подобного типаимеется неоднородное психическоеотношение, с одной стороны, к деянию ис другой – к предусмотренному закономквалифицирующему последствию. В этихслучаях умышленное совершение деяниясочетается с допущением общественноопасных последствий по неосторожности.

Дляобеих разновидностей преступленийхарактерно то, что в целом такиепреступления признаются умышленными.

Описаниевсех квалифицирующих последствий врассматриваемых преступленияхзаконодателем осуществляется двумяспособами: последствие указывается всамом законе (смерть потерпевшего в ч.4 ст. 111 УК); последствие закрепляется ввиде оценочного признака (тяжкиепоследствия в ч. 3 ст. 206).

Источник: https://studfile.net/preview/846650/page:14/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.