Классификация форм соучастия

Формы соучастия

Классификация форм соучастия

Формы соучастия–тип совместной деятельности нескольких лиц в процессе совершения преступления, различающейся по способу их взаимодействия и степени согласованности.

Классификация форм соучастия имеет своей задачей показать типовые особенности совместной деятельности соучастников. Различают три формы соучастия: сложное соучастие, соисполнительство и сложное соисполнительство (соучастие особого рода).

Сложное соучастие– это такая форма соучастия, когда между отдельными участниками преступления распределяются роли: кроме исполнителя, непосредственно выполняющего объективную сторону преступления, участвуют еще и другие соучастники: организатор, подстрекатель или пособник (как все, так и любой из них). В соответствии со ст. 34 УК уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

Соисполнительство(простое соучастие) – каждый из соучастников преступления полностью или частично выполняет своими действиями объективную сторону совершаемого сообща преступления. Соисполнительство представлено в статьях Особенной части в качестве квалифицирующего и особо квалифицирующего признаков в следующих разновидностях:

группа лиц–соучастие без предварительного соглашения признается групповым в том случае, если в совершении преступления совместно участвовали два или более исполнителя (ч. 1 ст. 35 УК РФ);

– группа лиц по предварительному сговору – преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ).

Сложное соисполнительство (соучастие особого рода) в статьях Особенной части представлено в качестве квалифицирующего, особо квалифицирующего признаков или самостоятельного состава в следующих разновидностях:

– организованная группа(ч. 3 ст. 35 УК РФ) – преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений;

– преступное сообщество (преступная организация)(ч. 4 ст. 35 УК РФ) – преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено:

а) сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений;

б) объединением организованных групп (сообществом), созданных для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

От соучастия в преступлении следует отличать прикосновенность к преступлению, то есть деятельность, связанную с совершением преступления, но не являющуюся содействием ему.

Под прикосновенностью в теории уголовного права принято понимать умышленную деятельность, сопряженную с совершенным преступлением другими лицами.

Опасность лиц, прикосновенных к преступлению, состоит в том, что, попустительствуя совершению преступления либо помогая преступнику в сокрытии следов преступления, эти лица создают условия для совершения преступлений, нейтрализуют деятельность правоохранительных органов в изобличении преступника и раскрытии преступления.

В отличие от соучастия лица, прикосновенные к преступлению, никогда своей деятельностью причинно не обусловливают деятельность исполнителя и конечный общественно опасный результат.

Учитывая меньшую опасность прикосновенных лиц по сравнению с соучастниками в преступлении, законодатель ограничил уголовную ответственность лишь определенными формами, которые описаны в Особенной части УК РФ. К таким формам прикосновенности относятся заранее не обещанное укрывательство и попустительство.

Заранее не обещанное укрывательство – это сокрытие преступника или следов преступления, а равно орудий или средств совершения преступления либо предметов, добытых преступным путем. Ответственность за данную форму прикосновенности предусмотрена ст. 316 УК РФ. К разновидностям прикосновенности ряд авторов относят и ст. 174, 175 УК РФ.

Попустительство как форма прикосновенности к преступлению связано с невыполнением лицом возложенных на него правовых обязанностей. В действующем уголовном законодательстве нет специальной нормы об ответственности за попустительство преступлению.

Моральная обязанность по пресечению непосредственно своими действиями преступных посягательств для отдельной категории лиц превращается в правовую.

Так, обязанностью оказать личное противодействие совершающемуся преступлению наделены должностные лица, которым в силу занимаемого ими служебного положения вменяется охрана определенной сферы общественных отношений.

За попустительство должностные лица могут привлекаться к ответственности по ст. 285 УК РФ.

Попустительство преступлению возможно на стадии приготовления и покушения к преступлению, так как противодействие преступлению возможно, пока оно не окончено, после окончания преступного посягательства речь может идти об укрывательстве.

Источник: https://studopedia.ru/7_46750_formi-souchastiya.html

Виды соучастия и его формы

Классификация форм соучастия

В зависимости от способа взаимодействия, степени организованности соучастников, выполняемых каждым из них функций, соучастие делится на виды и формы.

По способам объединения совместных усилий соучастников, все проявления соучастия в преступлении подразделяются на виды: простое соучастие и сложное соучастие.

Простоесоучастие (соисполнительство) характеризуется тем, что каждый участник преступления непосредственно участвует в совершении преступления, являясь его исполнителем, то есть выполняет деяние, определенное в конкретной норме Особенной части УК как объективная сторона преступления. При этом роли соучастников в преступлении могут не совпадать. Например, при совершении кражи из квартиры, один из соучастников, находясь возле подъезда, наблюдает за хозяином квартиры, а второй непосредственно совершает хищение вещей. В данном случае налицо соисполнительство, так как действия обоих соучастников взаимообусловлены и направлены непосредственно на достижение единого преступного результата. При этом необходимо учитывать, что действия соисполнителей происходят одновременно и находятся в прямой зависимости друг от друга.

Простое соучастие (соисполнительство) не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ, а прямо квалифицируется по соответствующей статье Особенной части УК, устанавливающей ответственность за совершенное преступление.

Сложное соучастие характеризуется тем, что не все соучастники непосредственно участвуют в действиях, образующих объективную сторону преступления, а лишь тем или иным способом содействуют его совершению.

Это содействие выражается в действиях, направленных на организацию совершения преступления, склонению лица к его совершению либо оказанию содействия в облегчении совершения преступления или укрытию его следов. В сложном соучастии в отличие от простого имеет место разделения функций между соучастниками.

Поэтому кроме соисполнителей в сложном соучастии обязательно наличие других видов соучастников: организаторов, подстрекателей, пособников. При сложном соучастии только исполнитель осуществляет действия, образующие объективную сторону преступления.

Действия других соучастников, сами по себе непосредственного вреда объекту преступления не причиняют. Но их деятельность создает реальные условия для совершения преступления исполнителем и через его действия происходит реализация общего преступного намерения.

Сложное соучастие возможно как по предварительному сговору, так и по сговору, возникшему в процессе совершения преступления, но до его завершения.

Действия соучастников, не являющихся исполнителями преступления при сложном соучастии квалифицируются по соответствующим статьям Особенной части УК, предусматривающим ответственность за данное преступление, с обязательной ссылкой на ст. 33 УК РФ, определяющей виды соучастников.

Формы соучастия определены в ст. 35 УК РФ и характеризуются различием степени согласованности поведения соучастников преступления и их организованности. Различают четыре формы соучастия:

1) группа лиц, без предварительного сговора;

2) группа лиц с предварительным сговором;

3) организованная группа;

4) преступное сообщество.

Группа лиц без предварительного сговора – это наименее опасная и в то же время самая малораспространенная форма соучастия (ч.1 ст. 35 УК РФ).

Для нее свойственна минимальная степень согласованности, что обусловлено невозможностью сговора до момента начала преступления. Сговор возникает между соучастниками лишь во время совершения преступления, уже после начала выполнения объективной стороны преступления.

Эта форма относится к простому виду соучастия, так как при ней кроме соисполнителей отсутствуют другие виды соучастников.

Группа лиц с предварительным сговором характеризуется наличием предварительного соглашения между соучастниками, которое состоялось заранее, до начала его совершения. Данная форма соучастия предусмотрена в ч. 2 ст. 35 УК РФ. Эта форма соучастия является наиболее распространенной и опасной.

В результате сговора соучастникам становятся известными не только общие сведения о готовящемся преступлении, но и некоторые обстоятельства их будущей преступной деятельности. Сговор может быть в словесной и письменной форме.

Очень редко соучастники достигают соглашения в результате конклюдентных действий (молчаливое согласие).

Для данной разновидности соучастия сговор характеризуется чаще всего уяснением объекта и предмета преступления, иногда способом посягательства, что не может свидетельствовать о прочных связях соучастников.

Группа лиц с предварительным сговором может относиться, как к простому виду соучастия (когда все соучастники являются соисполнителями), так и к сложному (когда в соучастии появляются другие виды соучастников).

Организованная группа является более опасной разновидностью соучастия с предварительным соглашением. Эта форма соучастия отличается от группы лиц с предварительным сговором организованностью и устойчивостью.

Организованность выражается, прежде всего, наличием распределения ролей соучастников на протяжении всей преступной деятельности, а не только для совершения одного или нескольких преступлений.

Устойчивость заключается: а) в относительно длительном периоде существования; б) в постоянстве состава соучастников.

Законодатель не определяет сроки существования организованной группы, но, как показывает правоприменительная практика, такая группа должна существовать довольно длительный период в неизменном составе и совершить за это время несколько преступлений. Допускается изменение состава, но не более чем на одну треть.

При этом не обязательно чтобы все члены организованной группы принимали участие в каждом совершаемом преступлении.

Качественные критерии устойчивости, к сожалению, не нашли своего отражения в уголовно-правовых нормах, что зачастую служит камнем преткновения при определении организованной группы, так как неопределенность позволяет различным правоприменителям толковать данный термин по своему усмотрению.

Организованная группа относится к сложному виду соучастия. Ей свойствен более высокий профессиональный уровень в совершении преступлений. Чаще всего организованной группой преступления совершаются в экономической сфере.

Преступное сообщество (преступная организация) является наиболее опасной формой соучастия.

При этом преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Опасность этой формы соучастия характеризуется тяжестью преступлений, совершаемых преступными сообществами.

Преступному сообществу свойственна высшая форма сплоченности, согласованности между соучастниками и внутренней организационной иерархией, которая отличает сообщество от других форм соучастия.

Сплоченность – это социально-психологическая характеристика преступного сообщества, она отражает общность участников в реализации преступных целей.

Иерархичность внутриорганизационного построения преступного сообщества предполагает жесткое и устойчивое распределение ролей и строгую, многоступенчатую структуру, в которой каждый член занимает отведенное ему место и подчиняется вышестоящему руководителю. Такое построение позволяет преступному сообществу существовать длительное время без особого риска, так как к уголовной ответственности в основном привлекаются рядовые исполнители, в редких случаях руководители среднего звена.

Таким образом, преступное сообщество характеризуется наиболее стойкими организационными формами связи между преступниками, то есть сплоченностью и устойчивостью.

Уголовный кодекс РФ предусматривает уголовную ответственность за следующие виды преступного сообщества: а) вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ); б) банда (ст. 209 УК РФ); в) организованные группы в учреждениях, обеспечивающих изоляцию от общества (ст.

321 УК РФ); д) организованная, специально созданная для занятий контрабандой группа (ст. 188 УК РФ).

Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.

1 УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом.

Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

Дата добавления: 2016-10-17; просмотров: 2864; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/8-66686.html

Проблема выделения форм и видов соучастия в преступлении

Классификация форм соучастия

Кузьмина, Е. С. Проблема выделения форм и видов соучастия в преступлении / Е. С. Кузьмина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 48 (234). — С. 165-167. — URL: https://moluch.ru/archive/234/54185/ (дата обращения: 18.12.2020).



Актуальность темы. Проблеме выделения форм и видов соучастия, их разграничению и соотношению в современных условиях придается важное научно-практическое значение.

Наличие многообразных способов группового совершения преступления, отсутствие ясности и конкретности уголовных норм в отношении его форм и видов, а также неоднозначная судебная практика, затрудняют квалификацию групповых преступлений, индивидуализацию и дифференциацию ответственности их участников. Практика настоятельно требует совершенствованию квалификации преступлений, совершенных при различных формах и видах соучастия.

Цель настоящей статьи заключается в выработке авторского подхода к выделению форм и видов соучастия в преступлении.

Задачи работы включают:

‒ выявление особенностей соотношения понятий «форма соучастия» и «вид соучастия»;

‒ исследование существующих в литературе классификаций форм и видов соучастия в преступлении;

‒ разработка авторского подхода к выделению форм и видов соучастия.

Отсутствие общепринятого определения понятия «форма соучастия» позволяет выработать его авторскую трактовку: это предусмотренные Общей частью УК РФ варианты соучастия, различающиеся по способам взаимодействия соучастников и внутренней структуре группы, имеющие основополагающий характер, являясь базовыми технико-юридическими конструкциями, используемыми законодателем для создания уголовно-правовых норм Особенной части УК, служащие индикатором степени общественной опасности конкретного преступления, характеризующиеся специальными правилами квалификации и оказывающие влияние на индивидуализацию наказания.

В отношении видов соучастия, выделяемых в рамках одной формы, полагаем, что им присущи как общие признаки (отраженные в понятии соответствующей формы), так и отличительные признаки (из которых складывается понятие конкретного вида соучастия, предусмотренного нормой Особенной части УК РФ). Другими словами, категории «форма» и «вид» соотносятся как род и вид.

Проанализируем некоторые встречающиеся в доктрине уголовного права классификации соучастия. Так, общие черты присущи классификациям соучастия Ф. М. Абубакирова, Р. Р. Галиакбарова, Л. Д. Гаухмана и Л. Д. Ермаковой.

Среди форм соучастия авторы выделяют: соучастие с распределением ролей (сложное соучастие); соисполнительство (которое охватывает группу лиц и группу лиц по предварительному сговору); организованная группа; преступное сообщество [1].

Соисполнительство как форма соучастия также выделял М. И. Ковалев (под названием «совиновничество») [2].

Представляется, что предлагаемое данными учеными объединение группы лиц и группы лиц по предварительному сговору в одну форму соучастия («соисполнительство») не представляется возможным, т. к. между ними имеется существенное юридическое отличие — их преступная деятельность предполагает различную квалификацию.

Например, грабеж, совершенный группой лиц без предварительного сговора, квалифицируется по ч. 1 ст. 161 УК РФ, по предварительному сговору — по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Очевидно, что научная классификация призвана подчеркнуть, а не нивелировать существенные различия между преступными объединениями, предусмотренными УК РФ.

В противном случае не достигается одна из главных задач уголовно-правовой теории — помощь в дачи точной юридической оценки преступлений.

В научном сообществе широко признана классификация соучастия В. С. Комиссарова.

По характеру выполнения объективной стороны преступления автор подразделяет соучастие на два вида — простое (соисполнительство) и сложное (соучастие с распределением ролей).

По степени согласованности — на четыре формы: группу лиц, группу лиц по предварительному сговору, организованную группу, преступное сообщество [3].

Считаем, что данная классификация оставляет без должного внимания тот факт, что соучастие с распределением ролей (называемое автором сложным), может выступать в двух ипостасях — и в качестве самостоятельной конструкции соучастия, и как особая характеристика разделения ролей в рамках организованной группы и преступного сообщества. Таким образом, соучастие с распределением ролей выступает в двух совершенно разных качествах. В первом случае оно представляет одну из типовых конструкций соучастия, отражающейся на квалификации, а значит, «равноправной» с формами соучастия, указанными в ст. 35 УК РФ. Во втором случае выступает как один из вариантов взаимодействия соучастников в рамках таких форм, как организованная группа и преступное сообщество (преступная организация), и не оказывает влияния на квалификацию. Помимо этого, соучастие с выполнением различных ролей сосуществует с другими формами — группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом.

Таким образом, соучастие с распределением ролей не следует считать только лишь видом соучастия, оно заслуживает статуса формы соучастия.

Также заслуживает внимания классификация соучастия, предложенная С. В. Петровым [4].

К числу видов соучастия автор относит: простое (без распределения ролей); сложное (с распределением ролей); соучастие особого рода (преступное сообщество); с предварительным сговором; без предварительного сговора. С.В.

петров выделяет четыре формы соучастия: группу лиц; группу лиц по предварительному сговору; организованную группу; преступное сообщество.

Полагаем, что данная классификация также не лишена недостатков, к числу которых относится логическая противоречивость и пересечение классификационных рядов. Причиной противоречивости выступает то обстоятельство, что научная категория сама по себе (вид соучастия) не может составлять предмет классификации, им может быть только явление — соучастие в преступлении.

Нельзя не отметить еще одну фактическую неточность — соучастие с распределением ролей, которое рассматривается как не обладающее самостоятельным существованием (вид соучастия), в судебной практике существует вполне самостоятельно, например, в виде группы из исполнителя и организатора, совершившей единичное преступление.

Также, возникает вопрос, почему преступное сообщество автор относит и к формам соучастия, и к его видам? Получается, что одно и то же явление входит одновременно в две классификационные группы, что противоречит правилам научной классификации (пересечение классификационных рядов). По данным причинам рассматриваемую классификацию невозможно использовать ни для практического применения норм уголовного закона, ни для теоретического их познания.

Таким образом, для устранения недостатков, свойственных проанализированным выше концепциям, считаем необходимым разработку иной классификации соучастия по формам и видам.

Так, в зависимости от свойственных преступным объединениям внутренних связей, особенностей уголовно-правовой оценки содеянного их членами и уровня общественной опасности мы разделяем соучастие на пять форм (располагая в порядке возрастания опасности): соучастие с распределением ролей (сложное соучастие); группа лиц; группа лиц по предварительному сговору; организованная группа; преступное сообщество (преступная организация).

Виды соучастия следует выделять в рамках одной формы, т. е. категории «форма» и «вид» соотносятся как род и вид. Уголовно-правовое значение приобретают лишь те виды соучастия, которые предусмотрены отдельными нормами Особенной части УК РФ как признаки того или иного состава преступления.

Так, видами организованной группы являются: террористическая организация (ст. 205.5 УК РФ), незаконное вооруженное формирование (ст. 208 УК РФ), банда (ст. 209 УК РФ), некоммерческая организация, посягающая на личность и права граждан (ст. 239 УК РФ), экстремистская организация (ст. 282.

2 УК РФ).

Литература:

  1. Абубакиров Ф. М. Актуальные проблемы применения Общей части уголовного права. Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2005. С. 141–142; Галиакбаров Р. Р. Формы соучастия // Энциклопедия уголовного права. Т. 6. Соучастие в преступлении. СПб.: Изд. профессора Малинина, 2007. С. 248–311; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. М.: Контракт, Инфра-М, 2008. С. 272 (автор главы — Л. Д. Ермакова); Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Л. Д. Гаухмана и С. В. Максимова. М.: Юриспруденция, 2009. С. 183.
  2. Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999. С.190–191.

Источник: https://moluch.ru/archive/234/54185/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.