Дело адвоката передано в суд

Передача дела в суд и первоначальные действия суда

Дело адвоката передано в суд
Что происходит с уголовным делом – когда оно покинуло руки следователя

Вся СХЕМА уголовного дела – размещена здесь

После того как обвинительное заключение попало к прокурору он должен отправить в суд дело, именно он является государственным обвинителем в суде, а не следователь. Прокурору и отвечать за все недостатки следствия, которые могут проявиться в суде (поэтому он и придирается к обвинительному заключению).

Прокурор же вручает обвинительное заключение обвиняемому (ч.2 222 УПК). Как мы помним из предыдущей стадии (так называемой «217-й») – при ознакомлении с материалами дела обвиняемый пока не видит обвинительного заключения (его еще не существует).

!!! Существенное нарушение: Момент вручения важен. Во-первых, суд при поступлении к нему дела обязан выяснять, когда обвиняемому вручили обвинительное заключение (п.2 ч.1 228 УПК). Во-вторых, судебное заседание не может быть назначено ранее чем за семь суток до дня вручения обвинительного заключения (ч.2 233 УПК).

Нарушением будет невручение обвинительного заключения (согласно п.2 ч.1 237 УПК – это возврат дела прокурору).

Нарушением будет также несоблюдение срока в семь суток для назначения заседания. Про этот вид нарушения мы еще не раз поговорим, когда дело будет касаться сроков назначения судебного заседания в разных стадиях судебного процесса.

Адвокату обвиняемого и потерпевшему копию обвинительного заключения дают только если они об этом специально просят (ч.2 222 УПК).

После получения обвинительного заключения у обвиняемого есть трое суток чтобы успеть попросить суд провести предварительное слушание (если обвиняемый не успел этого сделать на стадии «217-й»). О предварительном слушании поговорим в последующем отдельно.

Вручив обвинительное заключение обвиняемому, прокурор направляет дело в суд.

Действия суда

Суд, получив дело должен принять по нему организационное решение – что с ним делать дальше.

Вариантов такого решения всего три (ч.1 227 УПК):

– либо назначить основное судебное заседание, с которого и начинается судебное разбирательство по существу дела;

– либо назначить предварительное слушание, которое по сути только подготовка к основному заседанию;

– либо передать дело в другой суд если решит, что дело вообще направлено ему с нарушением правил подсудности (ч.1 34 УПК).

Решение суд принимает в ограниченный срок – по общему правилу это 30 дней, а если обвиняемый заключен под стражу – то 14 дней. За этот срок суд должен вынести постановление со своим решением.

Подробно о том, какие вопросы должен решить суд, указаны в 228 УПК.

Если упрощенно, то на этой стадии суд смотрит – подсудно ли ему дело (можно ли его спихнуть в другой суд) и есть ли какие-то ходатайства сторон или обстоятельства, требующие предварительного слушания (229 УПК).

Какие-то ходатайства суд может разрешить сразу, без назначения заседания (перечень таких вопросов указан в п.3 Постановлении Пленума ВС от 22.12.2009 г. N 28).

Это ходатайства, которые не требуют глубокого изучения вопроса – например, вопрос об особом порядке (глава 40 УПК), там изучать особо ничего не нужно – видны из материалов дела основания для особого порядка, значит назначаем особый порядок.

А вот, например, ходатайство об исключении доказательств – тут нужно уже вникать в детали, такое ходатайство рассматривается в предварительном заседании.

Кроме того, на этой стадии суд может принять меры по обеспечению гражданского иска или возможной будущей конфискации. Иначе говоря, он может арестовать определенное имущество обвиняемого, чтобы потом, при вынесении приговора, сразу и обратить на него взыскание.

В рамках подготовки решаются организационные моменты – кого и как вызывать в суд, как доставлять обвиняемого, нужен ли переводчик, «бесплатный» адвокат, нужны ли меры безопасности и пр.

Назначения заседания

Признав дело готовым – судья назначает дату судебного заседания.

При этом, стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала (ч.4 231 УПК).

!!! Существенное нарушение: если срок извещения (5 суток) не соблюден – это нарушение права на защиту (п.5 Постановления Пленума ВС РФ от 30.06.2015 N 29 “О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве”).

Суть нарушения – обвиняемому не дали время для подготовки к заседанию. Но нарушение здесь не просто в несоблюдении срока как таковом. Нарушение будет если при несоблюдении срока судья в заседании не спросил у стороны – достаточно ли ему времени для подготовки к заседанию или нет.

Если подсудимый ответил, что «всё норм», времени хватило, я готов – то нарушения нет.

Нарушение это актуально не только для заседаний в первой инстанции, оно работает и в стадии апелляции, кассации и надзора.

Полезный правовой источник: Постановление Пленума ВС от 22.12.2009 г. N 28 “О применении норм, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству”.

Если требуется полноценная консультация – смотрим здесь

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2f4c1fa2966000aa0dc98e/peredacha-dela-v-sud-i-pervonachalnye-deistviia-suda-5fb0d7db1064d30b6c86d0a7

Дело адвоката Юрия Миронова передано в областной суд для определения территориальной подсудности

Дело адвоката передано в суд

14 октября Бердский городской суд Новосибирской области вынес постановление (есть у «АГ») о направлении уголовного дела в отношении адвоката АП Новосибирской области Юрия Миронова в вышестоящий суд для определения его территориальной подсудности.

Адвокат, обвиняемый в мошенничестве, заявил отвод всему составу судаРанее помощник председателя суда после закрытого предварительного слушания заявила в СМИ о виновности адвоката Юрия Миронова

Как ранее сообщала «АГ», Юрий Миронов обвиняется в мошенничестве по ч. 3 ст. 159 УК РФ в связи с получением крупного гонорара за защиту.

Поводом для возбуждения дела стало обращение в правоохранительные органы бывшего доверителя адвоката, сообщившего, что адвокат якобы обещал добиться внепроцессуальной переквалификации действий подсудимого на менее тяжкое преступление путем организации переговоров с должностными лицами суда и получил на эти цели 908 тыс. руб., всего его гонорар за участие в уголовном деле на протяжении более чем двух лет составил около 1,77 млн руб.

По версии следствия, защитник не имел возможности повлиять на решение вопроса о переквалификации и не планировал организовывать переговоры, а хотел распорядиться полученными деньгами по собственному усмотрению. Следствие также уверено, что полученная защитником денежная сумма существенно превышает предусмотренную соглашением об оказании юрпомощи, он не отчитывался по ней, в частности перед налоговиками.

В свою очередь Юрий Миронов в СМИ заявил, что размер его вознаграждения соответствовал установленным тарифам (имеются в виду Методические рекомендации по размерам оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами физическим и юридическим лицам, утвержденные Советом АП Новосибирской области в 2015 г. – Прим. ред.).

6 октября, во время первого заседания по делу в Бердском городском суде подсудимый заявил отвод председательствующему судье Екатерине Беловой, а также всему составу суда.

В заявлении Юрий Миронов отметил, что 14 августа состоялось предварительное слушание по его уголовному делу в форме закрытого заседания, а открытое судебное заседание было назначено на 27 августа, где можно было получить всю необходимую информацию по этому делу.

Однако уже после закрытого заседания в ряде СМИ вышли статьи с цитатами высказываний помощника председателя Бердского городского суда Натальи Сафоновой, в которых утверждалось о его виновности, а также содержалась информация о существе рассматриваемого дела.

Кроме того, СМИ были предоставлены выдержки из текста постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения. Юрий Миронов убежден, что выдержки касаются уголовного дела, в котором исследуются сведения, содержащие адвокатскую тайну и являющиеся информацией ограниченного доступа.

«Таким образом, учитывая, что Екатерина Белова подчинена председателю Бердского городского суда, чей помощник без юридических оснований получил в распоряжение материалы уголовного дела до его рассмотрения по существу и высказал в СМИ тенденциозные высказывания, определяющие мою виновность, полагаю, что судья Белова находится в служебной зависимости от председателя суда и не может объективно рассматривать уголовное дело и принимать по нему решения», – указано в документе.

Адвокат добавил, что он на протяжении 20 лет работает в Коллегии адвокатов г. Бердска, является участником различных судебных процессов, все судьи и работники городского суда знают его.

По мнению Юрия Миронова, судьи Бердского городского суда не могут рассматривать его уголовное дело в связи с их личной заинтересованностью в его рассмотрении, обусловленной служебной зависимостью от председателя суда.

В связи с этим он просил направить уголовное дело в Новосибирский областной суд для изменения территориальной подсудности.

14 октября Бердский городской суд вынес постановление о передаче уголовного дела в отношении адвоката в Новосибирский областной суд для разрешения ходатайства об изменении его территориальной подсудности. Подсудимый и его защита поддержали свое ходатайство, а потерпевшие возражали против его удовлетворения.

Однако представитель гособвинения согласилась с наличием оснований для рассмотрения вышестоящим судом вопроса об изменении территориальной подсудности уголовного дела, так как обвиняемый более 20 лет является адвокатом и участвует в различных судебных процессах Бердского городского суда, что может поставить под сомнение объективность и беспристрастность последнего при рассмотрении этого дела.

«Учитывая, что ходатайство подсудимого Юрия Миронова соответствует ч. 1 ст. 35 УПК РФ, то есть содержит соответствующие основания, оно подлежит направлению в Новосибирский областной суд для его разрешения.

С учетом вышеуказанной позиции участников процесса в судебном заседании суд полагает преждевременным разрешение вопроса об отводе председательствующего судьи», – отмечено в постановлении Бердского городского суда.

В комментарии «АГ» адвокат АП Новосибирской области Алексей Дятчин, защищающий Юрия Миронова, положительно оценил судебное постановление. «При этом также могу отметить, что в постановлении достаточно емко и полно изложены доводы стороны защиты.

Суд оценил их обоснованность и, по моему мнению, принял компромиссное решение, которое, тем не менее, нас устраивает. Теперь следует дождаться рассмотрения этих же доводов в областном суде и его решения, поскольку это входит в его компетенцию.

О перспективах рассмотрения говорить преждевременно, защита считает доводы, изложенные в заявлении, обоснованными, однако оценку им будет давать областной суд», – отметил он.

В свою очередь, президент АП Новосибирской области Андрей Жуков расценил постановление Бердского городского суда не только как законное и обоснованное. «Мы находим его прежде всего глубоко продуманным для перспективы объективного исхода дела.

Неслучайно, что ходатайство Юрия Миронова после недельных раздумий поддержало и государственное обвинение. Думаю, что это говорит само за себя.

К такому единодушию сторон (что не часто бывает), надеемся, прислушается и областной суд, вопреки возражениям потерпевших, бывших доверителей адвоката», – подчеркнул он.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/delo-advokata-yuriya-mironova-peredano-v-oblastnoy-sud-dlya-opredeleniya-territorialnoy-podsudnosti/

Ознакомление адвоката с уголовным делом (ст. 217 УПК РФ) – это конец или только начало?

Дело адвоката передано в суд

— Здравствуйте, это Вы — новый адвокат по делу? — голос незнакомого следователя в трубке. — Да. — Так, значит… Следствие у нас закончено, Вам надо подъехать подписать протокол об ознакомлении с делом. — Как это «подписать»? А знакомиться?

— Да чего там знакомиться… В деле всего 150 листов.

Впоследствии эти «150 листов» вылились в 2 года работы: дважды дело поступало в суд, дважды оттуда возвращалось прокурору, досудились до президиума облсуда… Закончилось прекращением и реабилитацией.

Понятно, почему следователь хочет побыстрее подписать протокол об ознакомлении с делом. У него, как всегда, «сроки горят». Ему надо срочно запихнуть дело в суд. 

Не понятно, почему адвокат торопится ему в этом помочь. В том числе через такую, как кому-то покажется, выгодную «сделку» — адвокат подписывает протокол, взамен получая от следователя полную копию уголовного дела.

У меня вопрос: а ему эта «макулатура» зачем? Он куда с ней пойдет?

Ну, ясно же, куда… В суд. Имея на руках материалы дела, он теперь может спокойно за чашечкой кофе подготовиться к суду с карандашом в одной руке и маркером в другой. А придя в суд, вывалить на стол все тома уголовного дела, чем произвести неизгладимое впечатление как на родственников подсудимого, так и на судью, привыкшего видеть на столе адвоката только ежедневник и телефон.

Воля ваша, но я считаю такую «сделку» со следователем серьезной ошибкой. Потому что ознакомление с материалами дела в порядке, предусмотренном ст. 217 УПК РФ, существует не для подготовки к суду. У адвоката после поступления дела в суд будет достаточно времени для подготовки. И с делом он может ознакомиться в суде. 

А вот по окончании следствия ознакомление с материалами уголовного дела необходимо использовать для того, чтобы суда не было. Совсем.

Бой в темной комнате

Вернемся немного назад, на стадию следствия.

Вступаем в дело. Ничего не понятно. Родственники задержанного хотят, чтобы мы как можно быстрее прибыли к следователю и ознакомились с делом, чтобы узнать, что там. Объясняем им, что за небольшим исключением ничего мы сейчас узнать не можем, напоминаем всеми слышанное выражение «тайна следствия», разъясняем, что с материалами дела полностью сможем ознакомиться лишь по окончании следствия.

Итак, мы в темной комнате. Ничего не видно. Напротив, наш противник видит все: дело перед ним на столе, и контроль над ситуацией полностью в его руках. 

Как в такой ситуации воевать? Мое правило в этой стадии — «не навреди». Максимум осторожности и осмотрительности. Ведь мы в темной незнакомой комнате. Статья 51 Конституции РФ нам в помощь. 

Впрочем, есть из этого правила исключение. Бывает, что свет выключен, и не видно ни зги, но комната досконально знакома. Настолько, что и глаза не нужны. Это когда все обстоятельства происшествия нам доподлинно известны. Все известно. Все доказательства, которыми располагает следователь. 

В этой ситуации — да, можно повоевать и в темноте. Но в остальных случаях (еще раз) — осторожность, осмотрительность, «не навреди», «семь раз отмерь…» — двигаемся «на ощупь». 

Когда включили свет

И вот, наконец, нам объявляют об окончании следствия. И кладут перед нами на стол дело. Свет включен! Мы видим то же, что и наши противники, наши возможности выравниваются. Мяч переходит к команде защиты — можно начинать контратаку!

И в этой ситуации защитник «сливается»? Уходит готовиться к суду? Нет, такой футбол нам не нужен!

Что же нужно? А нужно полностью, «от корки и до корки» отфотографировать все дело и уйти читать. За чашечкой кофе, если хотите. И читать столько, сколько нужно, чтобы все не просто прочитать, а ВЫчитать. Следователь к этому не готов? У него «сроки горят»? Надо было его подготовить, предупредить, чтобы он «губу не раскатывал», а «соломки подстелил», заблаговременно продлив срок следствия. 

И все, никакой нервотрепки… Следователь не дергает адвоката, адвокат не подставляет следователя. Следователь не обращается в суд для ограничения срока ознакомления защиты с делом (у него и без того работы хватает). А адвокат не попадает в ситуацию, когда суд ему скажет, что закончить ознакомление он должен сегодня. 

А вычитав все дело, нужно написать следователю все, что необходимо для организации той самой контратаки. И с этой порой весьма нехуденькой стопкой бумаги прийти на подписание протокола об ознакомлении с делом. 

Это могут быть ходатайства о проведении дополнительных следственных действий, а может быть и одно большое ходатайство о прекращении дела или, например, о переквалификации преступления. 

Это могут быть ходатайства об исключении доказательств, а может быть (да-да, у меня так и бывает) ходатайство о возвращении судом уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК РФ). 

Как же так? Ведь дело еще не в суде? А вот для того и пишу заранее, чтобы оно туда не попало. 

В конце концов, Верховный Суд РФ ведь говорит, что заявленное при ознакомлении с делом ходатайство защиты о проведении предварительного слушания должно быть мотивированным, иначе суд в его удовлетворении может отказать.

А для чего проводится предварительное слушание? Для рассмотрения вопросов об исключении доказательств и о возвращении дела прокурору (ст. 229 УПК РФ).

Вот вам и пожалуйста: вот ходатайство об исключении доказательств, а вот о возвращении дела прокурору. 

И только тогда с чистым сердцем можно подписать протокол ознакомления с делом, приложив к нему все подготовленные ходатайства, жалобы, да хоть любовные письма к следователю — главное ведь, что в них написано. 

А написано может быть такое, что прокурор откажется утверждать обвинительное заключение. А еще раньше него, быть может, подписываться под делом испугается руководитель следственного органа. И это означает, что мы выполнили на данной стадии свою задачу.

И сейчас дело в суд не пойдет. И потом, быть может, не пойдет. И никогда, быть может, не пойдет. И открыла нам такую возможность ст. 217 УПК РФ, включив свет в темной комнате, где мы находились.

Эпилог

— Сколько стоят Ваши услуги? — 5 рублей за работу на следствии, потом еще 5 за работу в суде. — Ага, итого 10 рублей надо иметь… — Ну да.

  — Но у нас следствие сейчас уже заканчивается, уже и обвинение окончательное предъявили, следователь собирается уже дело в суд передавать… — Ну, тогда за следствие не 5 рублей, а 3.

  — Как 3? За что? Уж следствие закончено… Нет, давайте, когда дело будет в суде, мы только на суд заключим… Это будет 5 рублей, да? — Да.

— (про себя) Ну вот и хорошо, а то еще 3 рубля ни за что…

— (про себя) Ни за что?

Сэкономил… 

Источник: https://pravorub.ru/articles/82925.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.