Банкротство сельскохозяйственных предприятий

Особенности банкротства сельхозпредприятий

Банкротство сельскохозяйственных предприятий

Сельскохозяйственным признается предприятие, функционирование которого направлено на выращивание и переработку сельхозпродукции. К ним, как и к остальным юридическим лицам применяется дело о банкротстве.

По своей сути, возможность несостоятельности сельхоз предприятий – это своего рода помощь со стороны государства.

Так, процедуры по восстановлению платежеспособности предполагают отсрочку платежей по кредитам и даже мораторий на требования кредиторов, не учитывая из несогласия.

Что такое несостоятельность организации?

Несостоятельность − это неспособность организации платить по своим обязательствам: кредитам, внебюджетным или бюджетным платежам.

Признаки несостоятельности сельхозпредприятий были рассмотрены в 2013 году. По ФЗ-№419 «О внесении изменений в ФЗ «О банкротстве» должник признается банкротом, если ее финансово-хозяйственной деятельности присущи признаки:

  • общая сумма задолженности – не меньше полумиллиона рублей;
  • неисполнение требований кредиторов как частных, так и государственных, в течение 3 месяцев.

Дело о банкротстве начинается с даты подачи в Арбитражный суд по месту нахождения предприятия заявления о признании организации несостоятельной.

Правом подачи документа наделены:

  • сам должник – сельхозпредприятие;
  • кредиторы;
  • государственные или муниципальные органы.

После рассмотрения заявления может быть вынесено решение:

  • об отказе признания банкротом;
  • о введении процедур, направленных на улучшение состояния должника;
  • о признании несостоятельным и введении конкурсного производства.

Особенности

При введении в отношении должника-сельхозпредприятия процедур наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления необходимо учитывать специфику функционирования предприятия и ее зависимость от внешних условий.

При проведении мероприятий по восстановлению платежеспособности должника учитываются следующие особенности:

  • сезонность работ;
  • зависимость от природно-климатических факторов;
  • погашение долгов возможно после проведения сельскохозяйственных работ;
  • возможность увеличения сроков наблюдения и финансового оздоровления для того, чтобы дождаться окончания сельхозработ.

Процедура наблюдения в отношении сельзохпредприятия

Банкротство сельхозпредприятия – явление исправимое. Для этого судом в отношении должника вводится наблюдение. Назначенный временный управляющий с помощью ряда мероприятий должен определить:

Предпосылки восстановления платежеспособности определяются при проведении анализа финансово-хозяйственной деятельности.

Законом определено, что для подобного анализа на этапе наблюдения необходим учет сезонности сельхозпроизводства и зависимости от климатических факторов.

Исполнение требований кредиторов возможно после завершения сезона сельхозработ за счет полученных за это время доходов.

Характеристика мероприятий финансового оздоровления предприятия

Финансовое оздоровление предполагает назначение Арбитражным судом административного управляющего. Характерно, что во время процедуры руководитель принимает участие в управление, но вводятся ограничения, например, для завершения сделок, которые отрицательно повлияют на имущество предприятия.

Срок финансового оздоровления охватывает время, необходимое для завершения сезона сельхозработ и реализации продукции, произведенной или переработанной на предприятии.

Финансовый план и составление графика задолженностей – обязанности управляющего. По результатам своей работы он должен предоставлять отчеты в Арбитражный суд. В отношении других должников график погашения задолженности не может быть изменен.

По законодательству, если в период финансового оздоровления на сельхозпредпритяии произошел регресс или спад в производстве из-за форс-мажорных обстоятельств (стихийные бедствия, эпизоотия), то срок процедуры может быть увеличен на год при условии, что график погашения задолженности претерпит изменения с учетом сложившихся обстоятельств.

Кредиторы должны на общем собрании должны быть ознакомлены с финансовым планом. Они также имеют право на своевременное получение своих средств согласно графику погашения задолженности. Полноту и своевременностью исполнения их требований обязан контролировать административный управляющий.

Внешнее управление в отношении сельхозпредприятия

Если в ходе первых двух процедур не была достигнуто улучшение финансового состояния должника, то Арбитражным судом принимается решение о введении внешнего управления.

Что характерно для этой процедуры?

  • устранение руководителя от управления;
  • его права и обязанности возлагаются на назначенного Арбитражным судом внешнего управляющего;
  • во время процедуры составляется план внешнего управления, итогом которого должно стать полное отсутствие долгов у предприятия;
  •  вводится мораторий на требования кредиторов;
  • если в ходе внешнего управления был факт спада финансового состояния силу не зависящих от предприятия причин (эпизоотия, стихийные бедствия), то арбитражным судом срок процедуры продлевается на один год.

Конкурсное производство

Конкурсное производство вводится решением суда, если задачи внешнего управления не были решены. Процедура представляет собой совокупность мероприятий, проводимых арбитражным управляющим с целью формирования конкурсной массы и погашением ее средствами долгов кредиторам, бюджетным и внебюджетным фондам.

Для сельхозпредприятий законом определена особенность продажи имущества. Если имущество не было реализовано на торгах, то все имущество выставляется едины лотом. Это направлено на сохранение материальной базы предприятия, а не только внешней формы – базы.

Преимущественным правом на приобретение сельскохозяйственного комплекса имеют другие производители сельхозпродукции, которые владеют участками по соседству.

После продажи организация может продолжать производство сельхозпродукции, но уже в рамках другого юридического лица, так как конкурсное производство завершается отметкой в ЕГРЮЛ о ликвидации существовавшего предприятия.

Мировое соглашение

Мировым признается соглашение, заключение между организацией и кредитором, о том, что имущественный спор улажен на конкретных условиях.

Особенности мирового соглашения:

  1. Оно может быть заключено на всех стадиях дела о банкротстве. Но главным условием является – отсутствия нарушений прав какой-либо из сторон.
  2. Оформляется в письменной форме. Документ подписывается лицом или представителем, которые уполномочены на заключение сделки. Полномочия должны подтверждаться доверенностью.
  3. Мировое соглашение заключается на условиях: рассрочки исполнения требований, исполнение обязательств третьими лицами, скидка на обязательства.
  4. Чтобы мировое соглашено приобрело юридическую силу, оно должно быть утверждено Арбитражный судом.
  5. Если мировое соглашение было принято во время процедур наблюдения и оздоровления, то арбитражный управляющий не принимает в нем участия. Конкурсное производство и внешнее управление предполагают его участие, так как он в это время является органом управления.

Банкротство для сельхозпредприятия — это дополнительные возможности для того, чтобы улучшить финансово-хозяйственную деятельность после временной дестабилизации.

А преимущественное право выкупа комплекса-должника представителями из этой же отрасли создает благоприятные условия для объединения с сохранением основной деятельности, что не создает ситуации с перепрофилированием предприятия.

Внимание!

  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов. Базовая информация не гарантирует решение именно Ваших проблем.

Поэтому для вас круглосуточно работают БЕСПЛАТНЫЕ эксперты-консультанты!

  1. Задайте вопрос через форму (внизу), либо через онлайн-чат
  2. Позвоните на горячую линию:

ЗАЯВКИ И ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО и БЕЗ ВЫХОДНЫХ ДНЕЙ.

Источник: http://1likvidaciya.ru/likvidacija-i-bankrotstvo/osobennosti-bankrotstva-selhozpredprijatij.html

Все посеяли: громкие банкротства в сельском хозяйстве

Банкротство сельскохозяйственных предприятий

На сегодня совокупный долг аграриев РФ превысил два триллиона рублей. Отрасль сотрясают громкие банкротства, в их числе такие лидеры птицепрома, как «Евродон» и «Синявинская».

Среди причин: неквалифицированное управление, неурегулированность защиты прав собственности, отсутствие в России страхования от птичьего гриппа и огромные долги с выплатой высоких процентных ставок − из 234 млрд рублей господдержки в 2018 году непосредственно сельхозпредприятиям досталось 158 млрд, а остальное ушло на выплату банковских процентов.

Однако успешный бизнес крупных предприятий доказывает, что ни у «Евродона», ни у «Синявинской» не было объективных экономических причин для банкротства.

Визит Владимира Путина не спас «Евродон»

Одним из самых громких банкротств в птицепроме за последние два года стало банкротство компании «Евродон» в Ростовской области.

Агрохолдинг «Евродон» по производству мяса индейки был основан в 2003 году ростовским предпринимателем Вадимом Ванеевым, которому удалось получить на проект кредит ВЭБа.

Рынок индейки − одна из самых перспективных ниш птицеводства. С 2013 по 2018 годы объем этого рынка вырос на 68%. До 2022 года, утверждают специалисты, данный сегмент отрасли будет ежегодно расти на 11-18%.

Из реальных проблем, которые могли привести предприятие к банкротству, известны две вспышки птичьего гриппа — в декабре 2016 года и весной 2017 года. Общий ущерб составил 2,6 млрд рублей, на некоторых площадках погибло до 40% птицы.

Подобные форс-мажорные события могут случиться на любом предприятии. Руководители обязаны страховать бизнес от последствий подобных событий, но в России страховые компании не хотят заключать договора на случай гриппа птицы. «Евродон» в декабре 2018 года получил только 180 млн рублей из регионального бюджета на возмещение отчуждения (принудительное уничтожение поголовья).

Руководство предприятия и власти Ростовской области объясняют банкротство «Евродона» уничтожением поголовья из-за гриппа и низкими закупочными ценами на мясо. Но другие крупнейшие производители в этом сегменте показывали хорошие результаты. Лидер по производству мяса курицы в стране ЗАО «Приосколье» (642 тыс.

т) в 2016 году показало чистую прибыль 1,98 млрд рублей, в 2017 − 859 млн Второй по величине производитель ОАО «Группа „Черкизово“ (615 тыс. т) показал в 2016 году чистую прибыль 1,9 млрд рублей, в 2017 году −5,8 млрд рублей. В 2018 году компания смогла увеличить продажи куриного мяса птицы под марками „Петелинка“ и „Куриное царство“ на 35% и 24% соответственно.

Экономические проблемы „Евродона“ могли быть решены, аналитики видят причины его банкротства во „внеэкономических“ обстоятельствах. Эксперты полагают, что проблемы Вадима Ванеева начались в 2016 году, когда его партнер − член совета директоров »Газпрома» Фарит Газизуллин − передал 40% агрохолдинга компании А1, инвестподразделению «Альфа-групп».

В итоге, закулисных переговоров эта доля оказалась у ВЭБа − основного кредитора предприятия.

В августе 2018 года «Евродон» пропустил платеж по кредиту, и по инициативе ВЭБа Вадим Ванеев 31 октября 2018 года был отстранен от руководства «Евродоном».

К весне 2019 года производство мяса индейки прекратилось, подавляющая часть сотрудников была уволена.

На этом история предприятия не завершилась. ВЭБ предложил участникам рынка купить активы компании за 10 млрд рублей. Группа «Черкизово» и ГК «Дамате» от сделки отказались, более 4 млрд за «Евродон» никто ВЭБу не предложил.

Сейчас как вариант для запуска предприятия рассматривается передача требований по кредитам от ВЭБа к Россельхозбанку.

Губернатор Ростовской области Виктор Гончаров оценил перезапуск производства «Евродона» в 8 млрд рублей.

Вместе с тем, судя по финансовым показателям, все убытки не должны были стать критичными для компании.

Выручка «Евродона» в 2016 году составила 8,3 млрд рублей, в 2017 году − 5,7 млрд рублей.

«Синявинская»: дежавю наоборот

Судьбу «Евродона», только наоборот, может повторить крупнейший в стране производитель яйца птицефабрика «Синявинская» в Ленинградской области.

Сбербанк 12 июля подал несколько исков о банкротстве к компаниям производственного комплекса, в их числе сама птицефабрика и «Волховский комбикормовый завод», которая производит корма для «Синявинской». В Сбербанке пояснили, что это «вынужденная мера».Сбербанк является крупнейшим акционером «Синявинской». Еще в 2017 году банк получил разрешение ФАС на покупку 89,53% долей птицефабрики.

Позже сообщалось, что банк планирует вложить в развитие предприятия около 200 млн рублей и ведет консультации с профессиональными сельхозпроизводителями, в том числе для привлечения в качестве соинвестора. И 15 июля на собрание акционеров «Синявинской» было вынесено решение о подаче в суд иска о признании фабрики банкротом. Никакой информации о решении обнародовано не было.

Аналитики считают, что инициируя банкротство «Синявинской» с двух сторон − и как кредитора, и как собственника, Сбербанк защищает ее от недружественного поглощения — теперь банкротство точно пройдет под контролем банка.

Ранее в мае иск с требованием признать «Синявинскую» банкротом подало ОАО «Кондопожский комбинат хлебопродуктов» (кстати, в июле этот же истец потребовал обанкротить «Волховский комбикормовый завод»).

Если бы «Евродон» вовремя инициировал свое банкротство, и оно прошло под контролем топ-менеджмента, работа предприятия могла бы продолжаться.

У «Синявинской» не было объективных оснований для банкротства. В 2018 году птицефабрика выпустила 1,3 млрд яиц (ближайший конкурент компании — «Роскар» — произвел 1,1 млрд яиц).

По данным СПАРК, предприятие с 2013 по 2015 год показывало чистую прибыль от 153 млн до 207 млн рублей, но в 2016-м убыток составил 1,5 млрд рублей, на следующий год убыток был на уровне 591 млн рублей.

Информацию о финансовых результатах в 2018 году компания не публиковала.

В 2017 году «Синявинская» приступила к экспорту продукции в страны Персидского залива: Катар, Саудовскую Аравию, Кувейт. Сообщалось, что объем поставок составит 250 млн яиц.

На птицефабрике заявляют, что финансовые проблемы предприятия связаны с падением цены на яйцо при одновременном росте стоимости зерна, составляющего две трети в себестоимости продукции.

Это так, но находящаяся в той же Ленинградской области птицефабрика «Роскар» в 2017 году получила прибыль в 779 млн рублей.

А птицефабрика «Волжанин» в Ярославской области (1,1 млрд яиц, третий «миллиардер» по яйцу на российском рынке) в 2017 году увеличила выпуск продукции на 9% и получила чистую прибыль в 799 млн рублей.

Финансовые показатели ведущих предприятий птицепрома

*с доходами от участия в других организациях

Банкротное состояние «Синявинской» при устойчиво положительной рентабельности предприятий, производящих ту же продукцию в тех же условиях, невозможно объяснить только «ножницами цен» на яйца и зерно.

«Донстар» банкрот, а утиное мясо нарасхват

После банкротства «Евродона», объясняемого птичьим гриппом, эта же процедура настигает другой актив Ванеева − комплекс по производству утиного мяса «Донстар», на котором птичьего гриппа не было.

Арбитражный суд Ростовской области в начале сентября ввёл в отношении созданного Вадимом Ванеевым предприятия процедуру наблюдения.

По определению суда, инициатором введения процедуры стал ТД «ВИК» (производитель ветпрепаратов), которому «Донстар» задолжал 2,1 млн рублей.

При этом совокупный текущий уровень долга компании превышает 6 млрд рублей, ключевой кредитор-залогодержатель − Россельхозбанк.

«Донстар» занимал лидирующие позиции на российском рынке утки с объемом производства порядка 28 тыс. т. В 2017 году выручка компании составила 2,93 млрд руб., чистый убыток — 140,27 млн руб.

Из-за нехватки оборотных средств производство было остановлено в середине 2018 года.

Инициатива банкротства от кредитора с 2,1 млн рублей долга предприятия с суммарным долгом 6 млрд рублей и выручкой под 3 млрд рублей − интересная особенность российского бизнеса и российского же законодательства.

Экономика сегмента утиного мяса так же не предрасполагает к банкротству, как производство мяса индейки. Объем производства утятины в стране около 60 тыс. тонн, из которых около половины поставлял «Донстар».

Рынок утки оценивается экспертами в 1-3% от общего производства мяса птицы, притом что в СССР доля утиного мяса в производстве достигала 15%. Реален рост производства в 3-4 раза, к тому же конкуренция в отрасли минимальна.

Прекрасны перспективы экспорта: с 2011 по 2015 года экспорт замороженного мяса утки вырос в 13 раз!

Российские компании спешат увеличить производство утки. Например, управляющая компания «Русское поле» инвестирует около 900 млн рублей в создание крупнейшего в стране производства мяса утки мощностью 18 тыс. тонн в год на базе птицефабрики «Центральная» во Владимире. Выход предприятия на проектную мощность запланирован до конца 2022 года.

У птицепрома впереди банкротства и прекрасные перспективы

В России в 2018 году общее душевое потребление мяса выросло на 4,6 кг, в основном, это мясо птицы.

Президент Владимир Путин в прошлом году поставил перед сельскохозяйственной отраслью задачу увеличить экспорт аграрной продукции более чем в 2 раза − до $45 млрд к 2024 г. За 2017 год объем экспорта мяса птицы из России составлял немногим более 100 тыс. тонн, в 2018 году это уже было 183 тыс. тонн, на 2019 год планируется достичь показателя 250 тыс. тонн.

По Национальному проекту развития АПК и госпрограммам суммарно за последние 10 лет на АПК из бюджета выделено 1,9 трлн рублей.

Превращение АПК из бедной золушки в бройлера, несущего золотые яйца, неизбежно усиливает процессы M&A. Вот неполный перечень банкротств и M&A за последние годы.

Банкротства и M&A в птицепроме

Земли и корпуса предприятий, ранее никому не нужные, становятся объектом потенциально высокой прибыли, которую имеет смысл банкротить за мизерный долг, особенно если собственник неквалифицированно ведет бизнес и не умеет защищать свои активы, в том числе, путем предупредительного банкротства. Собственность переходит к крупным игрокам рынка, которые могут пережить скачки цен и спроса и неблагоприятные неожиданности, вроде птичьего гриппа.

Укрупнение бизнесов − общая тенденция в экономиках развитых стран, особенно усиливаюшаяся в периоды кризисов. Во многих отраслях олигополии стали основными игроками рынка, влияя на экономику и политику правительств, что наиболее заметно, когда они достигают формата транснациональных компаний.

Политики и экономисты предупреждают, что олигополии − последний шаг к монополиям, опасность которых для рыночных отношений признается всеми.

В российском птицепроме пока рано говорить об чрезмерной концентрации производств в рамках нескольких олигополистических компаний, но тенденция к этому должна обеспокоить ФАС и других правительственных регуляторов.

В конце концов монополия в этой отрасли эта прямая угроза бесконтрольного роста цен на сельхозпродукцию, а это может привести к росту социальной напряженности в России и создать угрозу национальной безопасности страны.

Источник: https://finance.rambler.ru/business/43170918-vse-poseyali-gromkie-bankrotstva-v-selskom-hozyaystve/

Сельхозпредприятия-банкроты. Что о них известно ?

Банкротство сельскохозяйственных предприятий

Замминистра сельского хозяйства и продовольствия по экономике Алла Ломакина рассказала о важных моментах президентского Указа № 399 «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций».

Сельхозпредприятия-банкроты. Что о них известно ?

— Алла Леоновна, «бизнес-планирование», «антикризисное управление», «процедура санации» — термины из большой экономики давно вошли в повседневный, если можно так выразиться, агрословарь.

Их немало и в новом документе, направленном на оздоровление сельхозпредприятий, — Указе № 399.

Одни уже назвали его революционным, другие — эволюционным, но многие утверждают, что нельзя недооценивать эффективность Указа № 253, по которому многие хозяйства поправили свои финансы и вышли на платежеспособность. Ваша точка зрения как экономиста?

— Безусловно, Указ № 253 дал ощутимый глоток свежего воздуха.

Как результат, половина, или более 48 процентов, из 425 сельхозорганизаций, которые начинали финансовое оздоровление, восстановили или улучшили платежеспособность.

Причем не только по коэффициентам, а реально вышли в плюс и в сельхозпроизводстве, и по финансовым показателям. Считаю, это хороший результат, и эффективность указа очевидна.

— Чем тогда вызвана необходимость принятия нового документа?

— У Главы государства, в Правительстве проблема финансового оздоровления сельхозорганизаций обсуждается постоянно.

Что еще необходимо предпринять, какие механизмы подключить, чтобы как можно большее количество сельхозпредприятий восстановили платежеспособность и получили дальнейшее развитие, — это постоянные вопросы повестки дня.

Мы проанализировали сегодняшнюю ситуацию в АПК, практику и реализацию 253-го Указа. И, что самое главное, учли социальную направленность сельского хозяйства в нашей стране.

В результате принято решение: для сельхозпроизводства наиболее приемлем режим досудебного оздоровления. Надо максимально уйти и практически исключить режим судебного исполнения, то есть банкротства. В Указе № 399 разработан и предлагается специальный режим и набор инструментов досудебного оздоровления.

— Почему именно социальная направленность сельского хозяйства, по сути, превалирует в принятии решений и выходит на первый план?

— Сельское хозяйство для Беларуси — принципиально важная отрасль. Прежде всего, она обеспечивает продовольственную безопасность страны, пополняет госбюджет валютной выручкой. А для нас это очень важно. Беларусь не обладает ресурсами, которые имеют соседние страны или партнеры по ЕАЭС. Наш ресурс — это люди и земля.

Мы должны его беречь и эффективно использовать, чтобы получать максимальный результат. Акцент — на крупнотоварное сельхозпроизводство и прежде всего развитие молочного и мясного направлений, которые и обеспечивают экспортный потенциал АПК.

Понятно, что финансово «нездоровая» сельхозорганизация вряд ли может обеспечить выполнение этих условий.

— В чем суть Указа № 399 и его отличие от предыдущего?

— Новый документ аккумулирует все положительные моменты и наработки Указа № 253 в процедуре досудебного оздоровления. Предлагается широкий набор максимально возможных инструментов, которые могут применяться для снятия финансового обременения сельхозорганизаций.

В том числе и те, которые мы из режима судебного исполнения перенесли в практику досудебного оздоровления. Почему? Нельзя допустить усугубления ситуации. Важно направить усилия именно на финансовое оздоровление и дальнейшую перспективу развития и максимально исключить возможность попадания сельхозорганизаций в судебные процедуры.

Теперь же у кредиторов, обл- и райисполкомов действительно широкий выбор инструментов для принятия оптимальных решений в этом плане.

В чем еще особенность нового указа? Это системный документ, который будет работать на постоянной основе. Он, скажем так, бессрочного действия. Сельхозпредприятия, которые попали в проблемную ситуацию, смогут оперативно применять оздоравливающие инструменты, которые дают возможность двигаться вперед. Словом, Указ № 399 — живой и рабочий.

— Какова судьба сельхозпредприятий, которые сейчас находятся в процедуре банкротства?

— Сегодня 73 сельхозорганизации в процедуре санации, 16 — в ликвидационном производстве. Банкроты будут завершать свою процедуру. А под действие нового указа попадут только те сельхозпредприятия, которые имеют и приобретают устойчивый характер неплатежеспособности. То есть те хозяйства, которые подпадали под действие Указа № 253.

— Алла Леоновна, на какие самые важные моменты в документе нужно обратить внимание? Что принципиально новое для сторон — хозяйство, райисполком и кредитор — в процедуре санации и какие, возможно, предусмотрены бонусы?

— Первое: реструктуризации подлежит вся кредиторская задолженность. В том числе просроченная, штрафы, пени, санкции — все, что накопилось и превратилось в неподъемный клубок финансовых обязательств. Причем независимо от кредитора, будь то банки, бюджет, налоговая система, индивидуальный предприниматель. То есть все они попадают под возможность применения реструктуризации задолженности.

Есть и особенность: кредитор имеет право выбора — что для него предпочтительнее. Не секрет, перспективы возврата долгов у организаций, имеющих или приобретающих устойчивый характер неплатежеспособности, туманны. Поэтому кредитор должен понимать ситуацию: либо в перспективе вернуть долги, либо, породив банкрота, собрать крохи или вообще ничего не получить.

И кому от этого будет легче или лучше? Поэтому предусмотрена такая особенность, как убеждение кредитора, работа с ним районных властей. Местная вертикаль, имея набор реальных инструментов, должна понимать, что сами по себе никакие меры не будут работать. Если не будет импульса со стороны райисполкомов, высокой результативности ожидать не приходится.

С кредиторами надо реально работать, в том числе и с внутрисистемными.

Обращаю внимание и на такой момент. Нельзя в одностороннем порядке рассматривать указ как сугубо финансовую реструктуризацию долгов. В нем есть замечательная вторая часть, привлекательная для инвестора.

— Но ведь понятно, что никакой инвестор не купит хозяйство, обремененное огромными долгами…

— Документом максимально облегчается и снимается финансовое обременение сельхозпредприятий. Так вот, вторая часть указа предусматривает, что именно в таком состоянии, без долгов, хозяйство и предлагается инвесторам. Причем на любых условиях — аренды, внешнего управления, продажи на льготных условиях и других.

При положительном результате работы сельхозпредприятия у них также появляется право его последующего выкупа. Понятно, восстановить платежеспособность по коэффициентам можно достаточно просто и быстро. Математически. Но даже в этом случае за инвестором сохраняются преференции на период реализации бизнес-плана, то есть минимум на восемь лет.

А по договоренности с кредиторами инструментарий позволяет расширить этот период.

Кроме того, есть бонусы и для руководителей сельхозпредприятий, которые работают по трудовому договору и которые в этих условиях вывели хозяйство на платежеспособность и новый уровень развития. Им предлагается в собственность безвозмездная передача 25 процентов акций плюс одна акция (долей в уставном фонде) в собственность.

— Основные кредиторы сельхозпредприятий — банки?

— Нет. Они занимают около 25 процентов всех финансовых обязательств. В ряде регионов внутрисистемная задолженность — перерабатывающим организациям — занимает наибольшую долю. Как правило, перед молокоперерабатывающими предприятиями. И вот здесь принципиально важно, чтобы местные органы власти рационально подошли к этому вопросу.

В указе заложены разные инструменты, например, конвертация задолженности в акции.

На первый взгляд, возникает вопрос, кому нужны акции проблемных организаций? Но, с другой стороны, если это внутрисистемная задолженность, то почему не дать глоток воздуха хозяйству, которое будет получать деньги за свою продукцию, которую реализует тем же переработчикам? И дальше развиваться.

Это не значит, что все долги нужно однозначно конвертировать в акции, парализовав работу переработчика. Главное — найти рациональный подход. Возможна частичная конвертация и реструктуризация. Это работа и право выбора местных органов власти. Но дать один рецепт или алгоритм для всех невозможно.

— Именно поэтому в центре процедуры санации определены председатели райисполкомов?

— Собственно говоря, и Глава государства на этом сделал акцент. Сегодня председатели райисполкомов наиболее компетентно понимают потенциальные возможности своего региона. В том числе его инвестиционной привлекательности.

Кстати, хотелось бы напомнить и о такой категории потенциальных инвесторов, как крестьянские (фермерские) хозяйства. У нас много успешных фермеров, которые имеют практический опыт в управлении сельхозпроизводством и нуждаются в расширении земельных участков.

Местным органам власти в первую очередь надо привлекать инвесторов, которые находятся на своей же территории.

— Не первый год фермеры говорят о желании купить то или иное хозяйство, но без груза долгов.

— При общении с членами консультативного совета при Минсельхозпроде, эта озабоченность звучала не раз. Прежде всего останавливала обремененность хозяйств. Теперь, как уже говорилось, ситуация изменилась. И второй важный момент — партнерские отношения с местными органами власти.

Это, не секрет, сегодня иногда может останавливать фермеров. Очень важно, чтобы райисполкомы понимали их менталитет. Он совершенно другой, потому что собственники самостоятельно выстроили свое понимание об управлении производственным процессом.

Надо прислушиваться к их мнению, понимать и находить компромисс. Должен быть равноправный диалог. Уверена, если наладить диалог между потенциальными инвесторами и местной властью, плюс инструментарий Указа № 399, положительный результат будет обязательно.

Не могу сказать, что все произойдет одномоментно и быстро. Это процесс: надо понять и постоянно работать.

— Алла Леоновна, благодарю за интересный разговор. Конечно, в интервью невозможно учесть и проговорить все положения и важные нюансы указа. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Вопросов у заинтересованных читателей «СГ» всегда немало.Материал подготовил AGRONEWS

Источник: https://zen.yandex.ru/media/agronews/selhozpredpriiatiiabankroty-chto-o-nih-izvestno---5bdb13beb54c0700aa9b7466

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.